Газета выходит с 1995 года!
 

Бунт в Фергюсоне

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Фергюсонский бунт был бессмысленен, беспощаден и немного загадочен.

Большое жюри три месяца разбиралось в обстоятельствах убийства 18-летнего чернокожего Майкла Брауна 28-летним белым полицейским Дэрином Уилсоном.

Почти все ожидали, что жюри не привлечет Уилсона к суду, и что за этим немедленно последуют беспорядки на манер тех, которые уже бушевали в Фергюсоне в августе. У всех было три месяца на то, чтобы к этому подготовиться. В итоге хулиганье подготовилось, а власти – нет.

В Фергюсоне разгромили кучу бизнесов, в том числе лавку, которую Браун ограбил за 15 минут до того, как его застрелил полисмен Уилсон. Загадочно то, что власти решили объявить решение жюри после 9 вечера вместо того, чтобы дождаться следующего утра. Полиция, в отличие от преступников, не любит работать ночью.

Мне объяснили задним числом, что власти просто дожидались прайм-тайма.

Хулиганье в первую ночь буйствовало практически безнаказанно. Где была полиция, которую три месяца якобы готовили как раз к такому обороту дел? Как в сердцах объяснил на следующий день по телевизору бывший полицейский комиссар Нью-Йорка Бернард Керик: «Полиция испугалась! Она не должна была допустить, чтобы люди вели себя, как дикари! Как животные!».

Погромщики сожгли 25 зданий. Пожарные часто отказывались ехать их тушить, поскольку в городе стреляли. Слава богу, больше в воздух и никого не убили. В больницы в первую ночь попало всего 14 человек.

Стрельба не повод оставлять граждан и пожарных без защиты. Полицию недаром экипируют бронежилетами, автоматами и бронемашинами. И почему на улицах не было национальной гвардии, которую мобилизовал для этого случая губернатор штата?

Во вторую ночь и полиция, и нацгвардия всерьез взялись за дело, и бесчинств стало на порядок меньше. Вокруг единственной пылающей полицейской машины было больше телеоператоров, чем санкюлотов.

Погромщики в основном разорили точки, которые принадлежат нацменьшинствам, и теперь другим нацменьшинствам придется тащиться в лавку или в парикмахерскую за тридевять земель, а пострадавший микрорайон может навсегда остаться пустыней.

Вот я и говорю: бунт бессмысленный. Делали под себя.

Я свечку не держал, но, по мнению присяжных, которые три месяца подряд допрашивали десятки свидетелей, изучали вещдоки и заключения эспертиз, мент застрелил Брауна правильно.

Присяжные не всегда правы, при мне они ошибались неоднократно, но другого способа установить истину у нас нет.

Бунтари ходят с плакатами, на которых поднятые руки и призыв не стрелять. По словам активистов, Уилсон застрелил Брауна, когда тот сдавался. Присяжные нашли эту версию неубедительной.

«У Майкла Брауна не было ни малейшего желания сдаться, – писал Рич Лоуэри из журнала «Нэшенел ревью». – Он совершил мелкое ограбление в местной лавке, а потом набросился на полицейского Уилсона, который остановил его на улице».

Если бы Браун действительно поднял руки, он был бы сейчас жив. Даже если бы он просто пустился наутек, он был бы сейчас жив. Но он остановился и пошел на мента. По закону, тот имел полное право стрелять на поражение.

Накануне вердикта по поводу Уилсона много писали о том, что полицейских в США крайне редко привлекают к суду за убийства, совершенные при исполнении служебных обязанностей.

Причин несколько. Большинство американцев относятся к полицейским с уважением и готовы верить им на слово, а законы штатов, и особенно Миссури, дают им довольно широкие полномочия стрелять на поражение.

Это позволено в тех случаях, когда полисмен добросовестно считает, что он или другие люди находятся в опасности, притом не имеет значения, существовала ли эта опасность в действительности. Закон учитывает, что такие решения принимаются в доли секунды, и снисходителен к добросовестным ошибкам.

Эта презумпция особенно укрепилась в результате двух решений, принятых Верховным судом США в 80-х гг.

Ее критики говорят, что она играет на руку полицейским, убившим или ранившим подозреваемых, которые на самом деле особой опасности не представляли. Они приводят статистику минюста, из которой явствует, что полиция находит основательными лишь менее 8% жалоб на превышение своими чинами пределов необходимой обороны.

Например, в 2002 году в полицию по всей Америке поступили 26 тысяч таких жалоб, но она согласилась, что пределы обороны были превышены, лишь в 2 тысячах случаев.

Защитники полиции парируют, что на нее жалуется, кому не лень, криминал обожает на нее наговаривать, поэтому эта статистика ни о чем не говорит.

Как смотрят на дело сами полицейские, видно из их излюбленной поговорки: «Пусть лучше судят 12, чем несут шестеро».

В большинстве штатов, в том числе в Миссури, полицейских учат, что они имеют автоматическое право стрелять на поражение, если подозреваемый пытается завладеть их оружием. Уилсон утверждал в большом жюри, что именно это пытался сделать Браун, и ему поверили.

Версия о том, что Уилсон стрелял из расистских соображений, бездоказательна и демагогична. К насчастью, она широко озвучивается нашими СМИ и питает уличные страсти, которые подогреваются либеральнгой частью политического класса.

В первые же дни после трагедии губернатор Миссури демократ Джей Никсон (не родственник) потребовал, чтобы полицейского привлекли к суду, хотя обстоятельства дела в тот момент были ему неизвестны.

Когда местная полиция опубликовала видеозапись, на которой Браун грабит лавчонку, Никсон возопил, что она чернит образ невинно погибшего юноши.

Люди обамовского министра юстиции Эрика Холдера до сих пор сидят в Фергюсоне и пытают местную полицию на предмет расистских наклонностей. Имеется теоретическая возможность того, что федералы теперь привлекут Уилсона за нарушение гражданских прав убитого Брауна, но выиграть такое дело минюсту будет крайне трудно, поэтому предсказывают, что он посчитает вопрос закрытым.

Не знаю, создает ли все это погромную атмосферу на улице, но оно точно ее подпитывает.


Метки:
klausau.com
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Черный беспредел

Бывают моменты, когда мне стыдно за мою страну. За страну, которую я выбрал сам и которую люблю - в отличие от той, где мне не посчастливилось родиться и которую я никогда, исключая краткий период обманутых надежд начала 90-х, не считал своей. Но именно потому, что США - это моя страна, я не могу презрительно отмах
подробнее

Как я боролся за климат

Явка на грандиозное воскресное шествие в центре Манхэттена под названием «Народный климатический марш» намного превысила ожидания своих устроителей, включавших местные профсоюзы и десятки прогрессивных организаций. Активисты предсказывали, что это мероприятие соберет где-то 100 тысяч человек, но, по оценке нью-й
подробнее

Америка в кибер-осаде

Home Depot, которая называет себя «крупнейшей в мире торговой сетью по продаже инструментов для ремонта и стройматериалов», может добавить себе еще один «титул». Это теперь место крупнейшей в мире известной кражи информации с покупательских кредитных карт. Кибератака поставила под угрозу данные 56 млн клиентов в пе
подробнее