Газета выходит с 1995 года!
 

Death of a Salesman

Смерть коммивояжера

Одна из самых ранних сцен постановки «Смерть коммивояжера»: поздняя ночь, изможденный Вилли Ломан приходит домой, удрученный тем, что в тот день он так ничего и не продал. Конец Вилли близок, это становится ясно уже с того момента, когда мы видим, с каким унылым видом он заходит в дом. На втором этаже живут два его сына, Биф и Хэппи. Они вместе курят сигареты в темноте дома, где они выросли, думая о своей жизни. Они оба молодые люди, но уже не юны. Бифу тридцать четыре года, Хэппи тридцать два – они достаточно зрелы, чтобы стряхнуть с себя остатки детских комплексов.

Но вот они сидят в старой спальне Бифа, пара тридцатилетних гетеросексуальных белых парней из среднего класса, которые чувствуют себя вправе смотреть на окружающих сверху вниз и пренебрежительно отзываться о тех, кто, по их мнению, не дал им достаточно возможностей – или, вернее, нужных, подходящих возможностей. (Это наводит на мысль, что эта постановка – достойная пара для «Straight White Men» Яна Джин Ли).
Это не значит, что Бифу и Хэппи нельзя выражать недовольство втайне от всех. Но оба они – сами себе злейшие враги. И лишь Биф в конечном счете это понимает.

Эта написанная в 1949 году драма Артура Миллера сумела вызвать как сострадание к этим людям, включая Вилли (здесь его играет Брайан Пэрри), так и проницательное, субъективное осуждение, и это может быть одной из главных причин, почему эта пьеса столь волшебна.

Семья Ломан живет во лжи, заблуждениях и предрассудках. Линда (Джен Эллен Грейвз), всевидящая матриарх, на это смотрит сквозь пальцы; но не обольщайтесь, она все отлично понимает. Ей просто не повезло связаться не с тем мужчиной (хотя она так не считает; в конце концов, у Линды тоже имеются свои бредовые идеи). Она окружена мужчинами, которые погружены в себя, которые никогда не бывают довольны, ищут одобрения у других и быстро приходят в ярость, столкнувшись с реальностью своей посредственности.

Забавно слышать, как Миллер прописал некоторые диалоги. Вилли обладает своеобразной манерой речи – несколько хвастливой, немного напоминающей о современных новостях: «Я получил важные контакты!» – говорит Вилли своему заклятому другу и соседу Чарли. (Чарли дает бесценный саркастический ответ: «Рад это слышать, Вилли»). «Я поеду в Хартфорд, мне раньше так нравилось в Хартфорде!» Или о своем сыне, Бифе: «Он такой одаренный малый, просто невероятно!». Мужчины семьи Ломан – мошенники. Кого же они обманывают? Самих себя.

Режиссер спрятал в рукаве и пару тузов – Чарли (его играет Адам Биттерман) и его сына Бернарда, нерда и ботаника, ставшего талантливым адвокатом. Когда Вилли узнает, что Бернард оспаривает дело в Верховном суде, он говорит Чарли с некоторым удивлением: «Он об этом даже слова ни сказал»!», и на это Чарли просто отвечает: «А ему и не нужно было».
И в этом заключается разница. Ломан бахвалился бы этим целый день.

Информационная служба 7days.us

sotnik-tv.com
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

A Kurt Weill Cabaret

Кабаре Курта Вайля Последнее, точно обработанное ревю Theo Ubique Cabaret Theatre открывается с «Bilbao Song», оды авторства Курта Вайля и Бертольда Брехта из мюзикла из 1929 года под названием «Счастливый конец». Песня рассказывает о всем том веселье и пьянящем угаре, которые царили в «Пивной у Билла», где то и дел
подробнее

Three Sisters

Три сестры Сестры Прозоровы тоскуют по Москве, пока их мир затягивается зеленой тиной. На протяжении умелой и мощной постановки Джеффа Баттона «Трех сестер» вместе с The Hypocrites, зеленые оттенки, напоминающие о старых инсектицидах - которые также были использованы в качестве красящего пигмента – бросают тень на с
подробнее

This Is Our Youth

Это наша молодость Предпросмотровое объявление перед началом новой постановки Steppenwolf’s Upstairs Theatre необычайно детализировано и выходит далеко за рамки обычной просьбы выключить мобильный. В нем вежливо, но твердо объясняется, что свет и шум текстовых сообщений отвлекает и зрителей, и актеров на сцене.
подробнее