Газета выходит с 1995 года!
 

Эмма Красов: Шанхайские каникулы

Когда муж сообщил, что едет по работе в Шанхай на две недели, да еще во время праздников, я сказала, «Одна дома на праздники я не останусь!»

Так мы начали энергичную кампанию по оформлению для меня срочной визы и покупке авиабилета на его рейс.

Как и следовало ожидать, по прибытии в «Париж Востока» муж немедленно включился в работу: вставал в семь утра, на пальцах объяснял поварам в ресторане отеля, что рисовый суп и соевую сыворотку есть не будет, и уезжал на производство до вечера. Мне предстояло изучать город самостоятельно.

Глядя из гостиничного окна с высоты 10-го этажа, я наблюдала сплошной поток автомобилей и автобусов на восьмирядной дороге, толпы пешеходов, заполнившие все тротуары, и мотоциклистов и велосипедистов, снующих между пешеходами. Вдали, за крышами многоэтажных домов, высились уходящие в небо башни нового района Пудонг, построенного по образцу Манхэттена в течение последних 30 лет на месте бывших сельскохозяйственных земель.

Наша гостиница находилась на самой окраине Пудонга, близко к производству, на котором работал муж, но далеко от всего остального. Мне пришлось изучить направления 16 линий шанхайского метрополитена и расположение главных достопримечательностей. Даже в туристских местах все знаки на китайском языке, а люди на улице просто пугаются, если к ним обратиться не по-китайски. Пару раз мне пришлось перейти площадь размером с футбольное поле, только чтобы убедиться, что пошла не в ту сторону. Позорный случай произошел со мной у музея искусства Китая, который я должна была узнать по ярко-красным брусьям его многоэтажной конструкции. Выйдя из метро, я не увидела ничего похожего на картинку в путеводителе. Обойдя вокруг блока вдоль бесконечного забора, я догадалась поднять голову в небо, и там, у самых облаков, увидела первый ярус красных брусьев, составивших уникальный дизайн здания. Оказывается, я находилась у самого музея с момента выхода из метро, просто ползла, как муравей, вдоль обочины… Мне осталось только пройти пару сотен метров до входа в здание.

После таких мытарств я поинтересовалась существующими в городе пешеходными экскурсиями.

С Newman Tours я отправилась в Public French Concession Tour по засаженным платанами улицам бывшей французской территории, возникшей параллельно британской территории в результате побед в Опиумных войнах. Французская территория просуществовала с 1849 по 1943 гг., неуклонно расширяясь. Архитектурный и коммерческий расцвет пришелся на 1920-30е гг., а после Октябрьской революции 1917 г., здесь появились тысячи русских. Бежавшие из нацистской Европы евреи тоже селились в этом районе в конце 30-х годов.

Большие отели, многоквартирные дома и кинотеатры французской территории до сих пор сохраняют внешние и внутренние атрибуты Ар Деко.

Экскурсовод Daniel Newman встретил нашу группу прямо у метро, и провел по обширному, густо заселенному району, в котором сегодня процветают фирменные магазины, рестораны и ночные клубы.

Во время увлекательной экскурсии мы посетили несколько отелей бывшей гостиничной империи Victor Sassoon, услышали истории из жизни кинозвезд 30-х годов, и прошлись по парку. Пенсионеры играли в шахматы, занимались тай-чи и рисовали водяные иероглифы на асфальте, которые высыхали, едва успевая быть прочитанными собравшейся вокруг толпой зрителей.

Довольная легкостью передвижения по Шанхаю в кильватере экскурсовода, я на другой день записалась на экскурсию с UnTour Shanghai Food Tours.

Экскурсия называлась Hands-on Dumpling Delights и проводил ее знаток шанхайских пельменей Kyle Long.

Он заранее предупредил, чтобы мы не завтракали, и прибыли на место встречи без опозданий. Я попросила гостиничных работников вызвать такси, и спросила, сколько времени займет поездка. «14 минут», – сказал, улыбаясь, клерк в белой униформе.

Я посмотрела на часы – до начала экскурсии было больше часа. Я решила, что приеду заранее и погуляю.

Через 50 минут в прокуренном такси, понимая, что могу опоздать, я обратилась к водителю, висевшему на телефоне.

Он жестом показал, что не понимает.

Я постучала по циферблату часов и потыкала пальцем в направлении движения. Он ткнул пальцем в боковое окно, мимо которого тянулись машины. Я достала папку с адресом, чтобы убедиться, что водитель знает, куда мы едем. Он неожиданно прервал телефонный разговор и уставился на мою папку. Она была красного цвета.

Я так никогда и не узнаю, что произошло, но увидев у меня в руках красную папку, он бросил телефон, сманеврировал через четыре ряда машин в быструю линию, и доставил меня вовремя к началу экскурсии.

А потом начался пир пельменей, которые мы ели, стоя у открытой двери лавочки с огнедышащей круглой печкой; в крошечной столовой на три столика, где лепка и варка пельменей происходили на наших глазах, и на втором этаже людного кафе, который использовался как склад, но куда для нас доставили миску вкуснейших дымящихся комочков теста с мясом, плавающих в соевом соусе с имбирной стружкой.

В конце экскурсии мы готовили наши собственные пельмени под руководством опытной поварихи в Chinese Cooking Workshop.

Сама того не ожидая, я лично замесила тесто до нужной консистенции, аккуратно начинила его мясным фаршем с луком, слепила пять ровненьких пельмешек, и обжарила, а затем пропарила их строго по инструкции под неусыпным взором поварихи-наставницы. Пельмени получились отличные, просто я уже не могла съесть больше одного после нашего утреннего пира на улицах пельменной столицы мира!

Фото: Юрий Красов

klausau.com
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Элеонора Шифрин: ...разлука будет без печали

До окончания каденции Обамы осталось меньше месяца. Мало кто в Израиле сомневался, что оставшиеся недели Обама использует для того, чтобы оставить по себе память в нашей стране. Полюбить все равно не полюбят, но и не забудут... Вступая в должность 8 лет назад, первый афроамериканский президент США (не в том смыс
подробнее

Нелегкие миры Татьяны Толстой

Татьяна Толстая вновь приехала в Америку и вновь посетила Бруклинскую публичную библиотеку, где выступала уже не раз. Прошлое выступление, говорят, совпало с началом урагана Сэнди. Мне, как и многим тогда, было не до встречи с писателями. Сейчас же состоялся вполне спокойный разговор о литературе, который Т. Толста
подробнее

Игорь Яковенко: Синдром Саманты

Почему «полезные идиоты» никогда не переведутся в США и Европе, и всегда будут стараться понять тонкую душу людоеда, а заодно мешать борьбе с ним «Мой друг, российский посол» - под таким названием 25.02.2017 была опубликована в The New York Times статья Саманты Пауэр, посвященная памяти Виталия Чуркина. Эта публ
подробнее