Газета выходит с 1995 года!
 

История России: от правды к супергероям

russia

Если верить очень популярной исторической выставке, прошедшей недавно недалеко от Кремля, Ивана Грозного, великого князя Всея Руси, следует называть Иван Не-такой-уж-плохой.

Организаторы выставки обвинили западные средства массовой информации в неверном наречении Ивана IV «Грозным». Экспозиция созданных во время его правления немецких гравюр, на которых войска царя 16-го века занимаются всякими зверствами, стала своего рода доказательностям того, что кровожадным тираном его стали называть из-за клеветничества иностранцев.

Он также стал первым правителем России, против которого Запад ввел свои санкции. Организаторы выставки напомнили, что запрет на продажу металла России якобы спровоцировал начало производства пушек внутри страны.

Звучит как-то знакомо? Эта выставка стала одним звеном в цепочке недавних экспозиций, которые, по словам историков, искажают прошлое России, создавая ложные параллели, оправдывающие нынешнюю политику Кремля.

«Историю используют как идеологическое оружие», – сказал Никита Соколов, историк и редактор. Основная идея крупнейших выставок, считает он, сводится к следующему: «Россия – осажденная крепость, нуждающаяся в сильном командире, и любой, кто попытается демократизировать Россию и усомниться во власти командира – пытается разрушить нашу страну».

Представители музея, организовавшего некоторые из этих выставок, отрицают то, что они действуют по указке Кремля. Они говорят, что распад Советского Союза в 1991 году спровоцировал лавину чрезмерно негативных исторических исследований, которую теперь следует «уравновесить».

«Ни разу представители правительства не говорили мне, как следует писать историю, – сказал Юрий Никифоров, историк Второй мировой войны. – Неверно говорят, что российские историки пляшут под дудку президента».

Никифоров работает добровольным куратором в Российском военно-историческом обществе, которое критики правительства обвиняют к организации волны идеологических выставок. Это общество, основанное в 2012 году Владимиром Мединским, министром культуры, совместно с министерством обороны, является псевдообщественной организацией с необнародованным бюджетом.

Придание особого значения славе России стало заветной целью президента Владимира Путина, когда он начал свой третий президентский срок в 2012 году. Основывая военно-историческое общество – созданное по образу и подобию императорского общества, расформированного после революции 1917 года – Путин пообещал поддержку правительства и призвал организацию защищать ценности «патриотизма и священный долг защиты нашей родины, национального достоинства и верность своим корням».

В отличие от Никифорова, Мединский охотно признает направляющую роль Кремля. «Мы очень нуждаемся в подобных направлениях из Кремля, – сказал он. – Они весьма верны».

Отец Мединского, Ростислав, советник по делам ветеранов, недавно суммировал цели исторического общества во время выставки картин, приуроченной к российской аннексии Крыма весной прошлого года.

Военно-историческое общество «решает одну из основных идеологических задач образования граждан в духе высочайшего патриотизма, – сказал он. – Потому что где семена не посеяны, там они не взойдут. Где нет идеологического мотива, образуется вакуум и фашизм поднимает голову».

Успешная выставка, организованная обществом и посвященная Ивану Грозному и другим, прошла осенью прошлого года в Манеже, выставочном зале 19-го века, который находится рядом с Кремлем. Ее посетило 250,000 человек.

Выставка называлась «Моя история. Рюрики» и была посвящена династии, которая правила около 700 лет, начиная примерно с 900 н.э., в землях, ставших самым сердцем России. Критики говорят, что Мединский использовал выставку, чтобы продвинуть собственную интерпретацию российской истории, которая, как это общеизвестно, с трудом поддается документированию.

Центральными темами были: Россия давно подвергается нападениям извне; лишь единство поможет прогнать захватчиков; ее прошлое обросло множеством легенд.

Критике подверглись многие аспекты экспозиции, включая Ивана Грозного и санкции (не говоря уже о бухающем электронном музыкальном фоне).

Царь Иван основал оригинальную версию тайной полиции в 1564 году, говорит историк Соколов, и его казни были люты, и это не выдумки Запада. Предположения о том, что западные санкции стали причиной начала местного производства пушек, также сбивают с толку, считает он, так как это производство началось до правления Ивана Грозного.

Соседнее государство, называвшееся Ливония – оно располагалось на территории современных балтийских государств – на самом деле не пускало технически образованных людей в Россию, говорит Соколов, но не было никакого эмбарго на металл, так как в России железа было предостаточно.

«Это чисто политическая выставка, не историческая», – сказал он.

Мединский, министр культуры, готов подробно обсуждать историю. Прозвище царя Иоанна IV «Грозный» на самом деле, по его словам, в русском языке имеет «положительное» значение – примерно то же, что и «Строгий». Что касается рекордного количества казней, устроенных царем, он говорит, что английская королева Елизавета I его тут переплюнула.

«Это пиар. Это разница между крысой и хомяком, – говорит он. – Все дело просто в создании образа».

Историки выразили озабоченность тем, что Россия использует измененную версию истории, прекратив относительно открытые исследования, начатые в 90-е, и вернувшись к более узким, советским интерпретациям с упором на идеологию. В прошлом году Путин отверг эту критику.

В то же время на музеи, которые раскрывают более темные аспекты российской истории, оказывается давление. Некоторые из них закрыли. К примеру, Пермь-36, музей, рассказывающий историю политических репрессий и работающий на месте восстановленного советского трудового лагеря, объявил о своем закрытии в начале марта, после того как правительство сократило его поддержку.

Конечно, есть большое количество музейных выставок без идеологического уклона. Однако между прошлым и настоящим часто проводятся вполне определенные параллели. И к этой практике прибегают все чаще во время организации новых экспозиций, приуроченных к 70-й годовщине победы над нацистской Германией.

Господин Никифоров из Военно-исторического общества был куратором выставки, которая называлась «Помни». Она прошла в помещении бывшей электростанции недалеко от здания Думы.

Лишь при помощи старых фотографий организаторы сосредоточили свое внимание на подъеме фашизма, особенно в Украине и странах Балтики; зверствах армии Гитлера; и на том, что в боях в Восточной Европе погибло более одного миллиона советских солдат.

Выставка при этом вполне однозначно намекала на современные события: одна из высоких стен в фойе была посвящена правым организациям в Украине.

Россия настаивает, что причина, по которой год назад она захватила Крым и затем поддержала сепаратистов, воюющих в Восточной Украине, заключается в намерении свергнуть правительство в Киеве, которое пришло к власти в феврале 2014 года и якобы пытается возродить фашизм.

«Эта стена заставляет людей задуматься, но нигде, ни во время экскурсий, но в любое другое время, мы не проводим столь примитивных параллелей», – сказал Никифоров.

Выставка «Помни» ненавязчиво сглаживает неприятные аспекты истории Советского Союза времен Второй мировой войны, например, пакт Молотова-Риббентропа, согласно которому Москва была союзником фашистской Германии до 1941 года, когда Гитлер вторгся в СССР. «Подобные упрощения неизбежны, когда у нас не так много места», – сказал куратор.

В музее современной истории, одном из крупнейших в России, в феврале-марте этого года прошла выставка «На пути к Победе», посвященная освобождению Украины в 1943 году.

Гид провел связь с современными событиями: «Как мы видим сегодня на территории Украины, эти события не канули в историю, – сказал он. – Угли продолжили тлеть и, к несчастью, фашистский огонь снова начал разгораться год назад».

Ирина Великанова, бывший член Московского городского совета, назначенная директором музея в прошлом году, сказала, что предназначение любого исторического музея должно исходить из патриотизма.

«Мы не скрываем того факта, что мы заинтересованы в формировании патриотической и гражданской позиции российской молодежи, – говорит она. – Наша цель в том, чтобы, покидая наш музей, все россияне чувствовали гордость за свою страну».

Валентин Дьяконов, который пишет о мире искусств в ежедневной газете «Коммерсант», сказал, что он пытался не обращать внимания на исторические выставки в надежде, что они исчезнут сами по себе.

«По большому счету, это шоу-бизнес, – сказал он. – Речь не об истории, это слишком сложно. Речь о супергероях».


Метки:
klausau.com
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

GOP призывает прояснить «российский ядерный вопрос»

Конгресс говорит о необходимости призвать Россию к ответу в связи с обвинениями в нарушении ключевого договора о ядерных вооружениях – эта конфронтация может усугубить и без того напряженные отношения между США и Россией и положить конец надеждам президента Обамы подсократить ядерные арсеналы. Перспектива столкн
подробнее

Пространства Четвертой мировой

Из цикла «Информационная война. Механизм» О развязанной Путиным против Запада информационной войне — компоненте военной доктрины России ─ сказано предостаточно. Такой ее воспринял Запад, признавший ее колоссальную угрозу, разрушительную силу, значительно превосходящую военную, именно так ее определи выступавший
подробнее

Юрий Христензен: Не читайте до обеда советских газет

Анализ комментариев показывает. что больше всего начала войны между Россией и Украиной боятся россияне. По этому поводу хочу напомнить цитату их "Собачьего сердца": Преображенский: Не читайте до обеда советских газет. Борменталь: Да ведь других нет. Преображенский: Вот никаких и не читайте. А если читаете,
подробнее