Газета выходит с 1995 года!
 

Изольда Кивель: «Скоро сказка сказывается, да непросто дело делается…»

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Сегодня наш репортаж – о завершившейся новогодней сессии спектаклей детского театра под руководством Людмилы Шайбл. Самого, пожалуй, популярного в русскоязычной общине Чикаго детского коллектива. Да простят нас другие – не менее замечательные – театры, хоры и школы (о некоторых из них наша газета уже писала, о многих будет писать непременно), но сегодня на сцене (вернее, на газетной полосе) – детский Театр Людмилы Шайбл.

Писать о знаменитых людях или коллективах – дело не очень благодарное. Во-первых, многое уже о них написано и сказано, в основном – хорошее. Во-вторых, все их знают и каждый имеет в отношении знаменитости своё мнение, в основном – непререкаемое. Страница Людмилы Шайбл в Facebook буквально переполнена сотнями фотографий и десятками отзывов о спектаклях: друзья, родители, зрители всех возрастов выказывают свой восторг. Мы тоже хотели бы поделиться своим если не мнением, то впечатлением, особенно после спектакля «Морозко», которым Театр закрыл праздничный сезон. А сезон, кстати, был очень насыщенным: за два месяца – три премьеры («Дед Мороз и лето», «Приключения Снегурочки» и «Морозко»), одиннадцать спектаклей с участием всех актёров театра.

И вот финальное шоу – «Морозко», старая волшебная русская сказка. Четыре спектакля в Northbrook Theater, четыре выходных дня, которые очень кстати совпали с православным (или, как принято говорить, – русским) Рождеством и Старым новым годом, четыре аншлага. И зал заполняли не только и не столько родственники артистов, как это обычно бывает на детских меропритиях. Мамы-папы актёров были не зрителями, а тоже участниками спектаклей, правда, закулисными: переодевать каждого актёра нужно было по три-четыре раза, плюс – поддерживать морально и хотя бы глотком чая. Попробуйте отыграть полуторачасовой спектакль без перерыва или даже десятиминутной паузы! А ведь надо не только сменить костюм и грим, но и перевоплотиться, например, из Девицы-красавицы в Кикимору, из Старичка-Боровичка – в Жениха. Кстати, один и тот же артист может играть в спектакле несколько ролей: сегодня Настеньку, а завтра – Ивана или Ягусю, в первых сценах Петушка, а в следующих – Лешего и Снегурочку. Это тяжёлая работа, которая не всегда под силу даже взрослому актёру.

На сцене была сказка, весёлая и грустная, яркая и захватывающая. А ещё – профессионализм. Наверное, у каждого, кто видел премьерные спектакли «Морозко», осталось ощущение причастности именно к профессиональному театру, настолько качественной была работа коллектива. «Коллектив», конечно, – слово довольно ординарное, но сказать о тех людях, которые сделали этот праздник, «труппа» или, опять же,  «команда профессионалов» – слишком уж обыденно. В театре Людмилы Шайбл работают Артисты – вот так, с большой буквы и в самом широком значении этого слова. Это хореограф Элеонора Сарумова, поставившая такие разные и такие задорные танцы. Это Сергей Алексеев, музыкальный руководитель театра, он же – композитор, он же – соавтор песенных текстов, он же – исполнитель музыкальной партитуры на протяжении всего спектакля. Это авторы роскошных костюмов Марина Фёдорова, Неля Ким, Ханна Фриц и Лариса Горбач, которые своим мастерством превзошли костюмеров знаменитой советской киносказки «Морозко». Это Елена Семенюк, Анатолий Криворот и Вероника Шаповалова, помощники режиссёра не только по творческим, но и по воспитательным, производственным и многим другим вопросам. Это звукооператоры Давид Винтерс и Алекс Форкош, в буквальном смысле управляющие звуками сцены и голосами артистов. И, конечно, сами маленькие артисты, которые не только безупречно знают текст своей роли, но и танцуют, поют на сцене, а играют настолько естественно, что им подыгрывает и подтанцовывает весь зал. Ни в одном из чикагских «взрослых» русскоязычных театров, в которых довелось побывать, ни на одном из спектаклей не было такого зрительского ощущения полного погружения в сценическое действо, где нет ни заминок, ни затянувшихся пауз, ни фальши. Для любительского, да ещё детского театра, да к тому же в англоязычной среде – почти невероятный уровень мастерства.

Что за этим стоит? Или, как пишут в итоговых репортажах, что является залогом успеха? Про основную составляющую – артистические таланты всех участников Театра – уже сказано. Ещё один очень важный момент – труд и дисциплина. То, что у Людмилы Шайбл «не забалуешь», – известный факт, поэтому не приученные к ответственности дети в Театре долго не задерживаются. И, конечно, неоценимая поддержка родителей и очень ценная – спонсоров, без которой в нашей культурной ситуации ни одному русскоязычному проекту не выжить. И это тоже общепризнанный факт и общепринятая практика. Поэтому правильным будет завершить репортаж традиционной формулировкой. Театр Людмилы Шайбл выражает благодарность родителям маленьких актёров и признательность своим спонсорам: Александру Дорошко (Dream Homes Developers), Лене Горецкой-Винтерс (Winters Family Law Firm), Саше и Эмилю Зицер (Z Fine Jewelry & Art), Анатолию Мелехову (Bright Future International), Елене Тарасовой (Absolute Financial Services), Design by Masha Shtraym, Игорю Голубчику («Ваше радио»), Леониду Левину (магазин «Киоск»), Falcon Graphics, Petrosyan Law Office, Joseph’s Leather and Shoe Repair, Наталье Добос (N Dobos Architecture), а также Юрию Шлеймовичу, Ханне Фриц, Давиду и Нелли Заславским, Петру Штрайму, Елене Эпельман, Феликсу Райберу, Владимиру Гордину, Леонарду Могулу, Науму Ройтману, Людмиле Вайсман.

Фото: Варя Петросян

klausau.com
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Переломный момент истории

Из цикла «Покидая Украину» (Продолжение. Начало в №39) Исследуя феномен иного рода, Петер Слотердайк развивает тезис о мудрости в доплатоновской философии, который античность понимает, как разумеющийся само собой: «У философа, то есть у человека, которому свойственны любовь к истине и любовь к сознательной жи
подробнее

Федор Козлов: Новое семейное законодательство 2016 года

С января 2016 года в штате Иллинойс радикальным образом поменялось семейное законодательство. Прежде всего, такие перемены коснулись вопросов опекунства. С 1 января 2016 года больше не существует понятия опекунства как такового. Теперь и в дальнейшем термин «опекунство» заменяет фраза «родительская ответственнос
подробнее

Александр Сотник: Имперская курица. Последний забег…

Как говаривал в мою армейскую бытность один советский прапор – «Наша страна однажды обязательно поразит этот мир - хотя бы ракетами». Раздувшаяся от мании собственного величия постсоветская имперская курица – двуглавая, но все равно – безмозглая, - долго кудахтала на весь мировой курятник, что вот-вот забросает
подробнее