Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Больше 
 

Игорь Яковенко: России нужны не реформы, а переучреждение страны

yakovenko

Ради чего в России есть смысл выходить на площадь и рисковать здоровьем

Можно, конечно, бодриться и хорохориться, но если быть честными с собой, то следует признать, что акция протеста 12.06.2017 оказалась не слишком успешной. Вышло много, но поменьше, чем 26.03.2017. К тому же в Москве протест оказался разделенным: основная масса вышла на Тверскую, часть на Сахарова. Полиция действовала жестче и задержанных оказалось больше. Все больше людей из числа противников режима задают себе вопрос: что дальше? Какова стратегия и тактика создания в стране нормальной жизни со стандартами жизни, если не британскими и американскими, то хотя бы чешскими или польскими?

Если отбросить мечты о принудительном переустройстве страны в результате внешней оккупации, что крайне маловероятно по отношению к ядерной державе, то в публичном пространстве есть довольно ограниченный перечень идей. Вот они. 

Журналист Аркадий Бабченко полагает, что: «Исторические события будут в восемнадцатом году. Именно это – следующая точка бифуркации. И еще один шанс, который дает нам история. Неважно, за кого голосовать. Навальный, не Навальный – не имеет значения. Важно – как мы будем отстаивать свой голос. Неважно даже, ходить или не ходить. Все будет решаться потом на улицах». И далее, Бабченко инструктирует, что надо брать с собой на улицу: противогаз, каску, мотоциклетную защиту и коктейли Молотова. «Это для начала, - обнадеживает Бабченко, - а там война план покажет». 

Бабченко – один из лучших журналистов России, обладающий не только прекрасным чувством слова, но и тем, что можно назвать «абсолютным социальным слухом». И мне хорошо понятна его усталость и раздражение от того унылого тупика, в который вот уже полтора десятка лет загнан российский протест. Когда выборы безбожно фальсифицируются, мирные протесты разгоняются, басманные суды штампуют фальшивые приговоры, по которым активисты протеста отбывают реальные сроки. В программе Бабченко смущает один пункт. Если не имеет значение «Навальный – не Навальный», то есть, неважно,  кто и с какой программой идет то ли на выборы, то ли как-то иначе во власть, то совершенно непонятно, зачем его поддерживать, да еще и рисковать здоровьем, а может и жизнью, подставляя голову под полицейские дубинки и пули. Как ни странно, но программа Бабченко больше всего может пригодиться отморозкам типа Ленина и Троцкого, если например, власть зашатается, начнет падать и ее вдруг можно будет ловко перехватить. 

Диаметрально противоположная точка зрения  публициста Алексея Мельникова, члена партии «Яблоко», который сразу после акции 12.06 написал статью под названием: «Решения на улице нет». «Единственный способ менять власть – выборы, - пишет Мельников. – Какие есть – других нет». «Для участия граждан в выборах президента России в марте 2018 года нет законных препятствий», - объявляет Мельников. И тут с ним невозможно спорить: законных препятствий, действительно, нет. Проблема лишь в том, что власть совершенно не намерена ограничивать себя законными препятствиями, а, напротив, с особым удовольствием использует незаконные. «Насилие в России к хорошему не приведет», - пишет Алексей Мельников. И призывает: «Не участвуйте в смуте. Не старайтесь выиграть в ней. В ней проиграют все». 

Очень хочется последовать призыву публициста Мельникова и не участвовать в смуте. И «смута» и «насилие» - слова неприятные, можно сказать отвратительные, хочется держаться от них подальше. Но цивилизация Запада, веками выращивая хрупкий цветок демократии, создала и такой ее защитный механизм как право народа на восстание в том случае, если власть скатывается к диктатуре и нарушает права граждан. Право народа на восстание закреплено в конституции США и в законодательстве ряда европейских стран. «Восстание» тоже слово для русского уха несимпатичное, но все же не такое отвратительное как «смута». И если выбирать между «восстанием» и «диктатурой», то многие выберут восстание. И я буду в их числе. 

Остается все тот же главный вопрос, по какому случаю выходим на улицу и ради чего подставляем свои головы под полицейские дубинки. После завершения последней акции против коррупции 12.06.2017, в которой автор этих строк принимал участие, вдруг неожиданно обнаружилось, что акция имела совершенно иное содержание. Об этом в интервью изданию Snob.ru рассказал Леонид Волков, глава предвыборного штаба Навального. Оказывается, по сравнению с антикоррупционными митингами, организованными после фильма «Он вам не Димон», митинг 12.06.2017 имеет совершенно другую повестку. «Мы не скрывали, - заявил Леонид Волков, - что это часть предвыборной кампании Алексея Навального. И мы увидели, что у него есть огромная поддержка». Поддержка у Навального действительно большая, спору нет. Но акция 12.06.2017 была все-таки против коррупции, а не за избрание Навального президентом. И хотя есть большое пересечение между множеством людей, которым сильно не нравится коррупция и множеством тех, кто хочет видеть Навального президентом, но эти множества не тождественны. Я, например, вхожу в первое, но не вхожу во второе. И даже если таких, как я, на Тверской 12.06.2017 было меньшинство (что не факт), это не делает подмену менее возмутительной. 

Есть две группы причин, по которым при всем стремлении к тому, чтобы Путин как можно скорее переселился из Кремля в Гаагу, я не хочу видеть в Кремле Навального. Менее значимые причины – в самом Навальном как политике. Мне не нравится его национализм и имперство, которые проявляются и в готовности признавать никем не признанные Абхазию, Южную Осетию и Приднестровье. И в очевидном намерении сохранить аннексированный Крым в составе России, что гарантирует дальнейшую изоляцию Россию, что в свою очередь гарантирует продолжение авторитарных, диктаторских тенденций внутри страны. Тем более, что авторитарный, волюнтаристский  стиль Навальный демонстрирует, еще не став не только президентом страны, но и кандидатом в президенты. Подписав коалиционное соглашение с партией ПАРНАС Навальный менее чем через месяц его расторгает в одностороннем порядке. Глубокой ночью, фактически за несколько часов до начала акции 12.06, Навальный принимает единоличное решение перенести митинг с Сахарова на Тверскую, тем самым превратив санкционированную акцию в несанкционированную. Можно сколько угодно восхищаться политическим гением Навального, который «пошел на обострение», но довольно сложно отделаться от ощущения, что он смотрит на людей, как на расходный материал. У Леонида Волкова, начальника штаба Навального и его правой руки, неуважение к людям, свойственное Навальному, приобретает поистине патологические формы. Вот что он пишет по итогам акции 12.06: «На отдельной сковородке будут жариться лицемерные мрази, которые придумали митинг оппозиции на Сахарова». Это, простите, о профессоре Зубове и политике Галямовой и еще паре тысяч человек, которые сочли для себя неприемлемым по воле человека, которого они не считают своим вождем, менять место проведения акции и идти на Тверскую, где они окажутся в толпе гуляющих москвичей, да еще рискуют попасть в автозак. 

Несмотря на все сказанное выше, я не считаю, что личные качества Навального как политика являются главной проблемой. Есть вещи неизмеримо более важные. Россия - тяжелобольная страна. Ее болезнь можно назвать самодержавием, можно – ордынским типом власти. Когда Оливер Стоун в своем фильме о Путине спрашивает, не хотел бы Путин стать царем, тот делает паузу перед ответом, явно пытаясь подавить хохот. Поскольку американский режиссер настолько далек от российских реалий, что не понимает, что власть Путина намного больше власти коронованной особы, скованной традициями и этикетом. В российском телевизоре последнее время модно смеяться над президентом США, который – вот умора! – не может делать то, что он хочет, поскольку его власть ограничивают  какие-то парламентарии и, смешно сказать, суды. Власть российского президента по сравнению с властью президента США - это власть абсолютного восточного деспота. 

России противопоказан сам институт президентской власти, поскольку он воспроизводит ордынство и самодержавие. Масштаб трансформации, необходимый для вытаскивания северной части Евразии из исторического тупика, не укладывается в рамки «реформ». Поскольку «реформа», это, пусть и кардинальная, но все же перестройка имеющейся системы. России нужен полный перезапуск, переучреждение страны. Которое включает в себя не только ликвидацию института президента и формирование парламентской республики с избираемым и подотчетным парламенту премьером. Еще более глубокая трансформация необходима в отношениях: центр – регионы. Степень автономности регионов России должна быть не меньше, чем автономность штатов в США. То есть Россия должна из унитарного по факту государства стать полноценной федерацией с элементами конфедерации. Еще более глубинный уровень перезапуска страны – это новый общественный договор между политической элитой и обществом. Вот ради такой трансформации есть смысл выходить не площадь. А ради того, чтобы вместо старого диктатора Путина избрать молодого диктатора Навального рисковать чьими-то жизнями нет смысла. 

 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту