Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Аккордеон

По дороге за призраком

По дороге за призраком

В конце октября 1944 года по городу поползли слухи, что 1-й мехкорпус генерала Руссиянова, получив пополнение из Сибири, готовится к отправке на фронт. Опечалились одинокие женщины и девушки, которые успели подружиться, а то и открыто жили вместе с истосковавшимися по женской ласке офицерами, сержантами и солдатами. К соседке, тёте Фросе, иногда вечерами «на чай» заходили с местными девушками двое солдат из духового оркестра: высокий, красивый шатен Борис и, чуть поменьше ростом, блондин Саша.

Рано утром 7 ноября, перед тем, как папа со мной собрался идти на демонстрацию, тётя Фрида пришла с базара и, поздравив с праздником, вручила мне подарок - большое темно-красное яблоко. Я задумался: как могло сохраниться такое летнее «чудо», когда на дворе поздняя осень и фрукты давно уже «отошли», но спохватился и от души поблагодарил дорогую тетю за такой подарок. Яблоко оказалось очень вкусным. А после Фриды забежала соседка Фрося: пригласила вечером к себе в складчину отметить праздник Октября и заодно попрощаться с солдатами Борисом и Сашей. А её сынков обещала оставить у родственников.

Когда мы с папой вернулись с демонстрации, на общей кухне вовсю жужжали примусы… Мама с Фросей наварили картошки и фасоли, разложили их в миски и залили жареной на сале цибулей. Тарелки наполнили квашеной капустой и солеными огурцами. Папа сбегал за бутылкой «Московской» и тонко нарезал главную ценность - буханку хлеба.

Вечером, когда стол был накрыт, мы зашли к Фросе. Точно в назначенное время в двери постучали. Пришли солдаты. Борис занес какой-то большой черный чемодан, а Саша выложил на стол американскую свиную тушенку, сыр, галеты и…бутылку самогона из сахарной свеклы.

При свете двух керосиновых ламп первый тост за праздник Октября сказал самый старший по возрасту - папа. Все выпили водки, а я - компота. Затем Борис открыл замки чемодана и вытащил из него огромный, сверкающий перламутром немецкий аккордеон, похожий на тот, который я впервые увидел в «Веселых ребятах», в джаз-оркестре Леонида Утесова. Борис натянул ремни, растянул меха, и комната наполнилась знакомой мелодией русской песни «Коробейники». Саша запел:

Ой, полна, полна коробушка,

Есть и ситцы, и парча.

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

Нас очаровала и чудесная музыка, и сильный завораживающий голос. Казалось, не было ни войны, ни эвакуации, ни разрухи... Вслед за «Коробейниками» полилась не менее известная «Имел бы я златые горы». Все слушали красивого солдата-блондина, а я, сидящий в дальнем торце стола, не отрывал глаз от пальцев музыканта, бегающих по бело-черным клавишам аккордеона. Своей игрой Борис буквально околдовал меня. А родители, Фрида и Фрося, растаявшие от песен и приятного застолья, сердечно благодарили гостей за неожиданный концерт, напомнивший им мирное время…

После очередного тоста мама попросила гостей рассказать о себе. И Борис с необычным для нас московским акцентом начал говорить. В детстве он был интеллигентным мальчиком, но, несмотря на то, что любил музыку и неплохо играл на пианино, заболел... боксом. И в своем весе даже стал чемпионом Москвы среди школьников. Однако по настоянию родителей поступил в московскую консерваторию, чтобы стать пианистом. Восхищение и зависть у нас вызвал рассказ Бориса, как в Большом театре он слушал оперу Антона Рубинштейна «Демон». Даже спел арию Демона «На воздушном океане без руля и без ветрил...», которая на сцене исполнялась в облаках, на большой высоте. (Для нас, провинциалов, слова «Москва», «Большой театр» и московский говор гостя звучали, как отзвук далекого, несбыточно-культурного мира).

-Я окончил первый курс консерватории, - продолжал Борис, - началась война. Пошел в военкомат, и солдатом попал в стрелковую роту 100-ой дивизии, которая обороняла Москву. По приказу Сталина за освобождение города Елец наша дивизия стала называться Первой гвардейской, а мы, солдаты, - гвардейцами. Когда в полку узнали, что я музыкант - перевели в духовой оркестр и дали мне большой барабан. Так я стал барабанщиком. Командир нашей дивизии, ставшей 1-м гвардейским корпусом, приказал создать нештатный ансамбль песни и пляски. Там нужны были баянисты. Во время боёв на Донбассе в одной из пустых казарм я увидел брошенный немецкий аккордеон «Hohner». Играя на рояле, я быстро овладел аккордеоном и на нем начал играть в ансамбле. Вот такая моя «история с географией», - шутливо закончил Борис. - А теперь твоя очередь, Саша!

Разомлевший от выпивки Саша поддержал друга: - Что сказать о себе: рос на Кубани. У нас пела вся станица. После десятилетки взяли певцом - солистом в Ансамбль песни и танца кубанских казаков. А дальше было почти так, как у Бориса. Только я сельский, а он из города.

Я восхитился Борисом, его речью и манерой общения с нами. В этом солдате-музыканте впервые увидел московского интеллигента, который «за словом в карман не полезет».

-Я видел, как ваш мальчик наблюдал за моей игрой на аккордеоне. Он где-то учится музыке?  - Борис обратился к отцу.

- Сынок, - ответила мама, - очень любит музыку, но пока нигде не учится.

- А ты, мальчик, хочешь играть на аккордеоне? - спросил меня Борис.

- Очень, - пролепетал я.

- Хорошо, - сказал он, - если завтра мы еще будем в Полтаве, я постараюсь заскочить к вам и поговорить с тобой.

Не помню, сколько продолжалось застолье под фронтовые песни и украинскую «Запрягайте, хлопцi, коней», но, я, «раненый», тихо вышел из шумной «фросиной» комнаты и пошел спать.

В течение всего следующего дня я дома с волнением ожидал Бориса. Он пришел лишь вечером. Мама угостила солдата картофельными «данниками» и чаем, а, чтоб оставить Бориса со мной, выпроводила папу и Фриду на улицу... подышать свежим воздухом. Гость попросил меня спеть какую-нибудь песню. Я только затянул «Катюшу», он кивнул головой: - Достаточно. У тебя отличный слух. Потом, постучав пальцами по столу, попросил повторить. Я повторил, он снова остался доволен:

-Мальчик, тебе нужно поступить в музыкальную школу.

-Но у меня нет аккордеона.

-Аккордеон тебе купят, а пока его нет, будешь развивать пальцы на бумаге...

Борис попросил тетрадный лист, на нём карандашом начертил одну октаву фортепианной клавиатуры и показал, как, представляя, что это клавиши аккордеона, развивать движения пальцев правой руки. А под клавиатурой большими буквами написал «Желаю удачи! Борис Федорович Попов из Москвы».

Прощаясь, мама поблагодарила гостя за замечательную игру, внимание ко мне и пожелала ему и его другу Саше с войны живыми вернуться домой. Борис улыбнулся, приложил ладонь к шапке-ушанке и ушёл.

Это был мой первый учитель, который за какой-то час убедил меня в способности не только слушать музыку, но и играть на аккордеоне - самом модном после войны музыкальном инструменте. Все дальнейшие годы жизни игра на аккордеоне укрепляла мой дух и доставляла радость, как мне, так и моим родным и друзьям.

Через несколько дней все части корпуса генерала Руссиянова убыли Венгрию, где шли ожесточенные бои. Больше о судьбе Бориса Федоровича Попова мы ничего не знали.
     
Исаак Трабский

К сведению читателей «7 дней»

В 2017-2018 годах на страницах нашей газеты публиковались отрывки из книги члена Союза журналистов России и Клуба писателей Нью-Йорка Исаака Трабского, проживающего в Мичигане, «По дороге за призраком». В этой большой, добротно изданной книге (550 стр.), вышедшей в свет ограниченным тиражом в Санкт-Петербурге, автор на фоне драматических исторических событий начала ХХ века интересно и подробно рассказывает о судьбе его родителей и близких, а также о своем детстве и юности в суровое сталинское время до Второй мировой войны в Украине, в эвакуации и после войны.

Опубликованные отрывки этой книги вызвали большой интерес у читателей газеты. Поэтому по их просьбе мы продолжаем печатать новые главы книги «По дороге за призраком».

Желающие приобрести её могут звонить по пятницам, субботам и воскресеньям с 19 до 20 часов (восточное время) по телефону 313-655-1927

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту