Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Авторитеты

miller1

Из цикла «Идеологии и мировоззрение»

Мой друг детства обладал феноменальными математическими способностями. Вырос в интеллигентной семье: отец - профессор, мать - кандидат биологических наук. Сын – их гордость и надежда: школа с золотой медалью, университет с красным дипломом. И вдруг, о, горе! В одночасье на будущее научное светило снизошло божественное озарение. Внезапно познавший истину отпрыск семьи высоколобых советских ученых-атеистов вступил на путь служения... Кришне. И в «Обществе сознания Кришны» способного ученика ждал привычный для него успех:  он резво продвигался вверх по ступеням местной иерархической лестницы. Так человек, для которого с пеленок высшими авторитетами были определены жрецы науки, сознательно отвергает прежних кумиров и, влекомый неодолимым зовом своей природы, падает «ниц» перед авторитетом «Бхагават Гиты». Отныне его главный аргумент в идеологических и межконфессиональных дискуссиях слово авторитет. Авторитетно для него все, что связано с его религией. «Это неавторитетное мнение!», «Он для меня не авторитет!» - холодно выносит свой очередной и окончательный вердикт тот, кто в прежней своей жизни математика имел привычку логически мыслить, доказывать теоремы и подтверждать свое мнение, аргументировано оперируя фактами,  ссылаясь на известные в этой области... авторитеты. И здесь свои авторитеты! Эти вездесущие авторитеты: великие и маленькие, общепризнанные и малоизвестные, истинные и ложные. Преклонение перед авторитетом, как иррациональное чувство, подразумевает слепое подчинение его диктату, принятие всего, что исходит от него, в качестве безусловной истины. При этом привычная логика  в страхе отступает перед величием авторитета.

Авторитеты – столпы идеологии, это атланты, держащие на своих плечах все здание ее. Это материальные творцы, воплощающие ее идеи на Земле, организаторы и вдохновители своей паствы, направляющие ее духовную и физическую энергию в нужное русло. Это особая каста «жрецов» идеологии, подчиняющаяся принципу строгой иерархии. На вершине любой из них восседает высший авторитет – создатель идеологии (Христос, Магомет, Будда, Лютер, Кальвин), подлежащий непременному обожествлению.  Таких основоположников-небожителей в одной идеологии может быть и несколько. Например, Маркс-Энгельс-Ленин, или Аристотель-Платон-Кант-Гегель, или  Павлов-Сеченов-Пирогов, или, вот для контраста, Коко Шанель-Диор-Нина Риччи и прочие. А для кого-то на вершине Олимпа их религии до сих пор царствует ливерпульская четверка. Ох, сколько их, богов и божков, «вечно» живых, пока живы их поклонники! Ниже следуют авторитеты помельче, создавая классическую иерархическую пирамиду данной идеологии. Если верхним эшелонам идеологической власти ведомы сакральные тайны, связанные с истинной природой идеологии, ее подлинными целями и методами воплощения своих идей, то по мере следования вниз по иерархической лестнице эти тайны постепенно растворяются в массе мелких и мельчайших авторитетов, искажаясь, извращаясь, упрощаясь или исчезая без следа. Не исключено, что там, наверху, избранные просто смеются над слепой и нелепой верой своих последователей. Герметические знания не положены простым смертным.

Авторитет чуждой человеку идеологии нельзя ему навязать силой. Лобачевский – не авторитет для бандита, у которого есть свой, криминальный, авторитет; Христос - не авторитет для атеиста. Даже авторитет родителя – это пустой звук для собственного ребенка, если нет духовного родства между ними. Авторитет, как незыблемая основа и неотъемлемая часть идеологии, принимается ее адептом добровольно и всем сердцем. И ради служения ему забываются и отец с матерью, и вся прошлая жизнь.

Какая же сила влечет сердца людей к авторитету? Сила веры. Потребность веры. Веры несовершенного в совершенство, веры невежественного в разум, веры слабого в силу. Мы все в той или иной мере подвержены этой напасти, ибо несовершенны и неспособны объять необъятное. Лишь ограниченный круг наших знаний мы способны лично проверить на их истинность, а все остальное мы вынуждены принимать на веру... от различных авторитетов, научных, религиозных, политических и прочих. У кого-то этот круг широк, а кого-то очень узок. За пределами этого круга у многих образованных современников и микромир бактерий, вирусов, и геном клетки, и строение ядра, и представление о Вселенной. Ничего этого они не видели и не осязали, а приняли на веру от авторитетов. Врач не будет оспаривать выдвинутую математиком гипотезу, а примет на веру его авторитетное мнение,  преломленное через научно-популярную литературу.  Зато тот же математик, серьезно заболев, будет с великой надеждой заглядывать в глаза врачу, признавая его безусловный авторитет в области медицины, внимая каждому его слову, религиозно следуя всем его предписаниям.

Любовь к авторитету и преданность ему роднят братьев по вере, сплачивают паству, цементируют основу веры. Братья по вере! Братья по любви! Это не только члены одной конфессии, правоверные коммунисты, убежденные либералы. Это и сумасшедшие фанаты звезд кинематографа и эстрады, это фанаты модных веяний, это кружки любителей поэзии и так далее. И для каждого такого любителя есть свой авторитет. Непререкаемое мнение авторитетов высокой моды заставляет слепых почитателей бездумно следовать каждому ее «писку», подчас вопреки и во вред собственному внешнему виду. Авторитетными научными именами пользуются рекламодатели, навязывая потребителю сомнительную продукцию. А заслуженное почитание и любовь потомков к уже ушедшим научным авторитетам нагло присваивается различного рода идеологами, приписывающими уже ничего не способным опровергнуть столпам науки свои собственные взгляды и убеждения, тем самым повышая весомость своих идеологий. Виртуозно обыгранные факты, выуженные из переписки гениев прошлого, из воспоминаний современников; подтасовка и приукрашивание их, пристрастная интерпретация естественных мировоззренческих колебаний мыслящей и развивающейся личности  творят чудеса. И в результате  физиолог Иван Павлов – типичный пример религиозного верующего ученого – знамя, которым размахивают православные;  а тем временем он же объявлен идеологическими борцами с мракобесием прозревшим к концу жизни атеистом. Хирург Пирогов тоже пребывает в двух аналогичных ипостасях. А кем, интересно, был президент Линкольн? Политическим ли прагматиком, ради сохранения Союза готовым идти на все, даже на сохранение института рабства, или бескорыстным романтиком, давшим свободу чернокожим рабам, как, вопреки известным документам, утверждают современные лжелибералы?

Любая идеология свято блюдет чистоту своего учения. Догмы ее незыблемы, писания ее либо боговдохновенны, либо освещены гением самых авторитетных авторитетов, а потому не подлежат ревизии и вольной интерпретации. Сомнение в гениальности и непогрешимости авторитетов наказуемо. Спектр наказания весьма широк: смерть для посягнувших на святость и правоту Магомета, ГУЛАГ для любителей анекдотов про Сталина, коллективная травля, остракизм, обвинение в невежестве, продажности, навешивание пожизненных ярлыков. Да мало ли что придумает оскорбленная любовь!

Мы живем в эпоху дутых авторитетов. Веками гениальные люди кровью и потом, жертвенным трудом на благо человечества зарабатывали авторитет у современников и у потомков. Сегодня подобные примеры тонут в море искусственно сотворенных авторитетов в искусстве, политике, религии и даже науке, подвергающейся идеологическим атакам. «Фабрика звезд» в мировом масштабе! Конформизм и подчинение доминирующему идеологическому тренду в политике и искусстве, счастливое стечение обстоятельств, безволие и невежество делают подчас бездарное существо привлекательным для всевластных идеологов, в качестве удобного и послушного инструмента исполнения своей воли. А там деньги на раскрутку, стилисты, ботокс, микрофоны, телесуфлеры – и звезда готова. Главное, чтобы костюмчик сидел! Что еще нужно  толпе, для которой высшим признаком авторитета являются понты. А для слегка думающего контингента авторитет восходящей звезды накачивается усилиями идеологически дружественных СМИ, сознательно ваяющей близкий к идеальному образ высокообразованного, нравственно безупречного, бескорыстного, честного, мужественного борца за народное счастье. И как всегда проверить, потрогать «звезду» невозможно. В нее возможно только верить, верить на слово отдавать ей свою любовь, свои голоса на выборах, свои деньги, свое благополучие, остатки своей свободы. А они, современные авторитеты, все летают в облаках со стерхами, все бороздят дно океанов в поисках амфор, все поражают своих фанатов накаченными мускулами и всегда победоносными схватками на татами, или длинными ногами заправского баскетболиста, а по совместительству сладкоречивого оратора-популиста; и ... разрушают все к чему прикоснутся. А чего еще ожидать от дутых авторитетов?

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту