Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Будущие войны в Персидском Заливе

07/24/2015 7 Дней
gulf

Теперь, когда Ирану представится возможность получить $150 млрд в счет немедленного облегчения санкций и потенциальную прибыль от деловых контрактов и экспорта, ему предстоит решить, куда потратить все эти деньги. Список экономических инвестиционных и энергетических проектов Тегерана, несомненно, велик, и на него уйдет большая часть прибыли. У Ирана все еще останется достаточно средств для своих партнеров и Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

КСИР курирует политические, военизированные и тайные операции по всему миру, и внимание Ирана приковано к четырем аренам. Поддержание правительства президента Башара аль Асада в Сирии теперь может стоить Ирану целых $25-$35 млрд в год, по данным представителей Организации Объединенных Наций. Главная подконтрольная Тегерану группировка, ливанская Хезболла, постоянно нуждается в новых рекрутах, наличности и оружии, а ее бойцы все чаще становятся главной силой удержания линии фронта Асада. КСИР помогает иракским силам безопасности и шиитским формированиям в борьбе против ИГИШ. Наконец, Тегеран оказывает поддержку Хуситам, восставшим в Йемене, несмотря на логистические проблемы, связанные с перемещением такого количества ресурсов на юго-западную оконечность Аравийского полуострова под угрозой военно-морской блокады.

За исключением Йемена, у Ирана есть и другие битвы, которые он должен выиграть. Тегеран, вероятно, вносит расходы на них во внебюджетные бухгалтерские книги (неявно оцененные в Белом доме в сумму в $15 млрд), в дополнение к $16 млрд - официальным расходам на оборону. Кроме того, есть еще и прибыль крупных мультимиллиардных промышленных конгломератов и холдинговых компаний, принадлежащих КСИР или Верховному лидеру Али Хаменеи, из которых, скорее всего, берет свое начало большая часть денег, направленных на сохранение режима Асада.

Военные Ирана также нуждаются в модернизации своих сил, чтобы не отставать от своих региональных конкурентов (конечно, иранцы, как правило, более опытны в обращении со своим оборудованием, независимо от того, сколько ему лет). По оценкам, для военного «обновления» Ирану, возможно, потребуется $40 млрд. Хаменеи признал эту проблему и в своем последнем пятилетнем плане экономического развития попросил увеличения расходов на вооружение.

Ядерная сделка едва ли поможет оплатить эти огромные счета. Только небольшая часть облегчения прямых и косвенных санкций может компенсировать малую толику этого непосредственного бюджетного давления. Снятие многих ограничений международных финансовых организаций также будет огромным благом для этих операций. Но КСИР основательно завяз в Сирии и Ираке и изо всех сил пытается не дать Йемену стать еще одной черной дырой для ресурсов. В тандеме с другими бюджетными запросами, эти региональные проблемы означают, что настоящее время Иран вряд ли предпримет новые крупные инициативы для расширения своего влияния или дальнейшей дестабилизации региона.

Но что будет дальше? Отчеты показывают, что эмбарго на обычное вооружение будет снято в течение пяти лет, а ограничения на баллистические ракеты - в течение восьми. Если предположить, что ИГИШ к тому моменту лишат его отравленных клыков, что произойдет, если Иран сможет взять под относительный контроль ситуацию в Дамаске и Багдаде? В более долгосрочной перспективе, на что будет похож мир после 2020 года, когда все ограничения будут сняты?

При отсутствии сдерживания, иранские военные смогут скорее модернизироваться. Получив новое китайское или российское вооружение, Иран может спокойно отправлять боеприпасы и оборудование своим партнерам в регионе. Это резко обострит войны, проводимые чужими руками, и гонку вооружений между Ираном и арабскими государствами Совета сотрудничества стран Залива (ССЗ).

У Ирана к тому моменту почти наверняка будет новый верховный лидер, но не стоит ожидать от Тегерана умеренной внешней политики. Скорее всего, Иран поведет обновленная версия Хаменеи. Даже при оптимистичных сценариях, где правительство Ирана отойдет от своих антиамериканских, антисионистских и радикальных идеологических основ, режим, скорее всего, будет всецело ведом националистическими побуждениями. Арабские государства будут по-прежнему иметь дело с намерением Ирана занять доминирующее положение в регионе – и это в лучшем случае. Подрыв руководящей роли Саудовской Аравии в мусульманском мире и среди стран Персидского залива будет оставаться в центре расчетов и планов Тегерана.

В его распоряжении также будет закаленные в боях экспедиционные армии шиитских военных формирований, контролирующих территории от Ливана до Ирака. Полная модернизация стандартных вооруженных сил Ирана займет некоторое время. Тем не менее, приобретение передовых радаров новых поколений, систем ПВО, крылатых ракет, торпед и технологий точного наведения для баллистических ракет может иметь огромное влияние на способность Ирана удерживать силы США и стран Персидского залива. Наступательные и оборонительные кибер-возможности Ирана, скорее всего, превзойдут силы любого другого государства этого региона. Тегеран будет следить за реакцией государств Залива и действовать соответствующим образом. Страны Персидского залива будут сосредоточены на укреплении собственной безопасности.

Саудовская Аравия рассматривает Иран в качестве внутренней угрозы своей власти и внешней угрозы своему региональному лидерству. И хотя ОАЭ может возражать против экспансивности Эр-Рияда, нестабильная ситуация ослабит сопротивление. Размытые границы ССЗ с Йеменом и нестабильность Омана после смерти султана Кабуса обострят потребность в расширенном внутреннем сотрудничестве в области безопасности.

На этом Ближнем Востоке 2020-х годов, вероятно, будут следующие «горячие точки»:

Вызов военно-морской мощи США. Тегеран, скорее всего, по-прежнему будет говорить, что безопасность на Ближнем Востоке должна обеспечиваться местными властями, и что флоту США не место в Персидском заливе. За то время, пока Иран будет модернизировать свои ракетные и морские арсеналы, Тегеран будет нащупывать уязвимости войск США и готовность остаться в регионе.

Арабо-иранский конфликт в Персидском заливе. Страны Персидского залива могут быть вынуждены оспаривать способность Ирана контролировать Персидский залив и Ормузский пролив, если присутствие Америки сократится. Арабские государства могут обзавестись новыми противокорабельными ракетами и минами последнего поколения в дополнение к новому опыту в морских операциях.

Война чужими руками в Леванте. В течение следующего десятилетия, гражданская война в Сирии может не закончиться. Даже если войне подойдет конец, Саудовская Аравия вряд ли потерпит шиитскую силу под контролем Ирана, управляющую Сирией и Ливаном, особенно если дополнением будет долгосрочное развертывание боевых отрядов КСИР. Эр-Рияд может тайно пытаться сорвать планы Ирана, возможно, даже с помощью новых арабских полувоенных формирований.

Война за власть в Ираке: Страны Персидского залива уже проявили некоторую готовность, наконец, соперничать за влияние в Багдаде. Саудовская Аравия не будет мириться с иранскими ставленниками и шиитскими группировками на своей северной границе. Государства ССЗ могут снабжать суннитские формирования, подрывающие иранскую деятельность в Ираке, еще более усилив межрелигиозный конфликт

Оман: Смерть султана Кабуса может привести к нестабильности. Стратегическое положение страны в Ормузском проливе способно спровоцировать соперничество между Саудовской Аравией, Арабскими Эмиратами и Ираном. Арабские государства могут действовать силой, если решат, что Тегеран берет верх.

Все эти сценарии будут принимать еще более зловещий оттенок по мере приближения 2030 года, когда Иран, скорее всего, достигнет пороговой возможности по производству существенного ядерного арсенала, если он так решит.

На это будущее Америка, безусловно, может повлиять. Защищая сделку, президент Обама все же заявил, что Вашингтон будет продолжать свои односторонние и многосторонние усилия по устранению поддерживаемых Ираном террористических групп. Обязательство помочь государствам Персидского залива найти лучшие способы борьбы с разрушительными действиями Ирана способно предотвратить большинство негативных сценариев.

Поимо этого, Соединенные Штаты должны активно прорабатывать стратегии с учетом того, что рано или поздно придется помешать Ирану приобрести опасное вооружение. Продолжающееся присутствие США в Персидском заливе также будет иметь важное значение для предотвращения эскалации конфликтов.

Соединенные Штаты не могут позволить себе почивать на лаврах. Всеобъемлющее ядерное соглашение будет иметь длительные последствия. Начало новых войн теперь выглядит более вероятным.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту