Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Дебаты почти наверняка определят имя нового президента

08/26/2016 7 Дней

Со времен первых телевизионных дебатов - между Джоном Кеннеди и Ричардом Никсоном – тот кандидат в президенты, которого признавали их победителем, в итоге занимал Белый дом.

Если не считать возможных непредвиденных событий, к примеру, серьезного террористического акта в США, определяющим событием президентских выборов 2016 года почти наверняка станет серия дебатов между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. Она начнется 26 сентября в нью-йоркском Hofstra University.

С 60-х годов, когда Джон Ф. Кеннеди и Ричард Никсон впервые встретились в Чикаго, ни один другой момент не был столь важен с точки зрения влияния на исход выборов. Хорошо это или плохо, но телевизионный эфир с точностью лазера отражает готовность кандидатов к работе президента – их познания во внутренней и внешней политике, их умение отвечать на каверзные вопросы журналистов, их самообладание, их имидж – все это говорит избирателям, кто именно должен занять Овальный кабинет.

И история – тому подтверждение. Вице-президент Ричард Никсон прибыл в телестудию в Чикаго 26 сентября 1960 года, уверенный в том, что он расправится с сенатором Кеннеди. В итоге, он показал себя мастером работы на публику, что демонстрировало его превосходную способность влиять на американскую политику.

Когда он баллотировался на пост вице-президента в 1952 году, телевидение спасло его карьеру во время потенциального скандала, угрожавшего его выдвижению – тогда обнаружилось существование частного фонда, созданного бизнесменами для оплаты его поездок и других расходов. Партийные чиновники хотели, чтобы он ушел. Генерал Дуайт Эйзенхауэр также склонялся к этому решению. Но Никсон предпочел взять свою судьбу в свои руки. Результатом стала знаменитая «речь о Чекерсе», когда Никсон вместе со своей супругой Пэт ловко преподнес историю, в которую мог поверить каждый американец. Он был обычным человеком: ветеран войны в Тихом океане («Я находился там, где падали бомбы»); верный муж («У Пэт нет норковой шубы… но я говорю, что она выглядит отлично в любом наряде»); отец двух милых дочерей; слуга народа, едва сводящий концы с концами на свою зарплату в правительстве. И, позаимствовав тактику Рузвельта, он сделал свою собаку Чекерса самым известным коккер-спаниелем в Америке. В завершение он призвал республиканцев присылать письма или телеграммы в национальный комитет и сказать, должен ли он уйти или остаться.

Реакция была в подавляющем большинстве позитивной, и Никсон в свои 39 лет стал вторым самым молодым вице-президентом в истории. Так что ему нечего было бояться дебатов с Джоном Кеннеди. К сожалению, в тот сентябрьский вечер он не был в своей лучшей форме.

Ранее выступая в Северной Каролине, он ударился коленом о дверь машины, проигнорировал растущий дискомфорт и, как следствие, оказался в больнице Уолтера Рида с инфекцией, которая отняла у него несколько недель предвыборной кампании. После выздоровления он поспешил нагнать упущенное, простудился, также не обратил на это внимания, и пришел в телестудию похудевшим, бледным и с температурой. Он ужасно выглядел, особенно на фоне сенатора Кеннеди, загоревшего и отдохнувшего. Сразу же его преимущество опытного вице-президента улетучилось, так как он производил впечатление явно нервного человека в испарине и, казалось, не готового быть президентом.

Уступив Кеннеди незначительное число голосов, Никсон извлек урок из своих ошибок. В качестве кандидата в президенты от Республиканской партии на выборах 1968 года Никсон предпочел не участвовать в дебатах против своего оппонента-демократа вице-президента Губерта Хамфри. Вместо этого, заручившись покровительством медиа-гуру Роджера Эйлса, они блестяще использовал телевидение, появившись в серии предвыборных выступлений, прозванных «человек на арене». В течение этой серии Никсон отвечал на легкие вопросы дружелюбно настроенной публики. И конечно же, он победил на выборах. Спустя 4 года, участвуя в кампании по переизбранию, он отверг призыв сенатора Джороджа МакГоверна провести дебаты, и больше никогда не принимал участие в мероприятиях подобного формата.

Заняв пост после отставки Никсона, Джеральд Форд – первый неизбранный вице-президент, ставший главой государства – не мог избежать дебатов в Америке 1976 года, стране, лишь недавно пережившей Уотергейт. И в этом была его беда. Подвергшись критике за помилование Ричарда Никсона, столкнувшись с растущей инфляцией и слабой экономикой, Форд сплоховал во время вторых дебатов против губернатора Джимми Картера. Обсуждая советско-американские отношения, он заметил, что Россия не доминировала в Восточной Европе и никогда не будет доминировать «при администрации Форда». Мгновенно поняв ошибку Форда, Картер, улыбаясь, как Чеширский кот, сказал, что заявление президента сильно удивит американцев польского и чешского происхождения, чьи родственники живут за Железным занавесом. В следующие несколько дней Форд пытался пояснить свои слова, но было поздно. Картер уверенными темпами продвигался к Белому дому.

Данная тенденция наблюдалась и во время последующих дебатов – кто побеждал на дебатах, становился президентом. Знатоки политики, вероятно, помнят этот момент. 1988 год: равнодушный ответ Майкла Дукакиса на вопрос о том, «поддержит ли он не подлежащий отзыву смертный приговор» человека, который жестоко изнасиловал и убил свою жену Китти. «Нет, я не поддержу, Бернард, - ответил он мягко, обращаясь к ведущему канала СNN Бернарду Шоу. – Думаю, вы знаете, что я всю свою жизнь выступал против введения смертной казни». Позже журналист Роджер Саймон вспоминал реакцию своих коллег в помещении для прессы: «Он – все». «Вот и все, что она написала». «Тащите крюк». И они были правы: Дукакис, который выставил себя бесчувственным технократом, проиграл Джорджу Бушу-старшему.

В 1992 году пришел черед Буша ошибаться. Участвуя в дебатах с Биллом Клинтоном и Россом Перо, Буш, казалось, не сочувствовал женщине из публики, на жизнь которой повлияла рецессия. Камера поймала тот момент, когда Буш посмотрел на часы (позже он признался, что подумал «еще 10 минут этой ерунды»). Клинтон тут же почувствовал возможность и подошел ближе к женщине, желая получше узнать, как ей живется в эти непростые времена. Сострадание Клинтона помогло ему победить в дебатах и завоевать Белый дом.

Однако на нынешнее противостояние Хиллари и Трампа больше походят дебаты 1980 года. Президент Джимми Картер, значительно ослабленный экономическими проблемами и своей неспособностью освободить американских заложников, больше года удерживаемых иранцами, участвовал в дебатах против губернатора Рональда Рейгана, которого многие считали слишком консервативным и воинствующим. Картер решил имитировать нападки Линдона Джонсона на его оппонента на выборах 1964 года Барри Голдуотера – он выставил Рейгана безрассудным и опасным, а его антироссийскую манию – угрожающей национальной безопасности страны.  «Рейган втянет нас в войну», - заявил Картер ближе к концу предвыборной кампании. Но яростная риторика Картера создала для него новую проблему: пресса начала атаковать его, называя экстремистом и воплощением «злобы».

Поворотный момент настал во время дебатов между Картером и Рейганом, которые проходили в Кливленде, Огайо, 28 октября 1980 года. Когда кандидаты поднимались на сцену, помощник Картера Вернон Джордан сразу же насторожился. «Мне не понравилось то, что я увидел, - вспоминал позже Джордан. – Рейган выглядел расслабленным, улыбчивым и уверенным в себе; президент – ощетинившимся, с поджатыми губами, словно накрученная пружина… перетренировавшийся боксер, слишком готовый к поединку». Каждый раз, когда Картер произносил очередную колкость, Рейган смеялся и, слегка кивая головой, замечал «Ну вот опять». Приветливость Рейгана не вписывалась в тот образ, что пытался создать Картер.

Позже Картер пожаловался, что Рейган, бывший актер, «запомнил» свои лучшие «фразы, и они вылетали из него, как по нажатию кнопки». Он был уверен, что «есть проблемы поважнее, чем работа на публику». Он ошибался, и уверенная победа Рейгана это доказала.

Если история президентских дебатов что-то и доказала, так это то, что работа с публикой в этом случае играет более важную роль, чем обсуждение проблем. Снова и снова американцы выбирали того, кто демонстрировал не только свой ум, но и силу, уравновешенность и некое не поддающийся четкому определению качество – сострадание или, возможно, простую человечность.

Хиллари Клинтон предстоит уникальный опыт, когда она выйдет на дебаты с Дональдом Трампом. Он уникален, он непохож ни на одного кандидата, который в прошлом претендовал на пост президента. У него нет программ, которые она могла бы подвергнуть критике, лишь заявления – стену построим, закон и порядок вернем, новые рабочие места появятся, терроризм сокрушим – всего достигнем, словно по волшебству, после того, как он принесет присягу и станет президентом. Пока что эта тактика приносила свои плоды, по крайней мере, среди республиканцев.

Поможет ли критика этих заявлений Трампу, как критика Картера помогла Рейгану в 1980 году? Только если Трамп переймет тактику Рейгана и будет реагировать на все с улыбкой. Но захочет ли он ее перенять? Его поведение во время дебатов среди республиканцев говорит об обратном, потому что он не может спокойно реагировать на тех, кто критикует бренд Трампа. Тщеславие – его Ахиллесова пята. Оскорбление оппонентов – его стиль: «Малыш Марко», «Обманщик Тед», «Вялый Джеб», «Бесчестная Хиллари».

Считается, что непредсказуемость Трампа поставит Клинтон в невыгодное положение. Как можно подготовиться к встрече с человеком, нарушившим все правила американской политики? Тем не менее, Трамп очень предсказуем. Единственная его реакция – оскорбление. Возможно, именно Хиллари прибегнет к тактике Рейгана и начнет посмеиваться над нападками Трампа и наставать, что ее программа может улучшить качество жизни американцев.

Конечно, есть вероятность того, что в этом году дебатов вообще не будет. В конце июля Трамп написал в своем Твиттере: «Как обычно, Хиллари и демократы пытаются устроить так, чтобы они шли одновременно с важными играми НФЛ. Так же, как это было с Берни. Неприемлемо!»  На самом деле график проведения дебатов был составлен двухпартийным Комитетом по президентским дебатам больше года назад. Позже Трамп отверг предположение о том, что он пытался увильнуть от участия в дебатах, а затем Руди Джулиани в эфире CNN сказал, что «Дональд Трамп примет участие во всех трех дебатах», и что ему поручили наблюдать за их подготовкой. Тем не менее, Трамп предупредил, что «появление некоторых модераторов будет неприемлемым, абсолютно… Я буду добиваться назначения справедливых модераторов».

Вряд ли Трамп сможет избежать противостояния с Клинтон, но он вполне может сократить количество дебатов до одного вечера – среда, 19 октября, - когда не будет футбольных матчей. Нечто подобное даже уже случалось – единственные дебаты проводились в 1980 году, тогда в них участвовали Картер и Рейган. Но сколько бы дебатов в итоге не состоялось, ясно одно – тот, кто выйдет из них победителем, и станет следующим президентом Соединенных Штатов.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту