Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Децивилизация Венесуэлы

03/26/2019 7 Дней
Венесуэла

Венесуэла

В последнее время в Венесуэле настали  тяжелые времена.
 
Когда дело доходит до оценки систем управления, необходимо сохранять свободу суждений. По большей части, правительство - как экономика и культура - является продуктом географии. Близость Германии к такому количеству конкурентов делает ее ориентированной на организацию и качество. Территориальная изоляция и богатство Америки позволяют ей обойтись гораздо более малой, невмешательственной системой. Региональные расколы Китая заставляют его колебаться между центральными ограничениями и периферийными послаблениями.
 
Но есть Венесуэла.
 
Венесуэла - это страна с геополитическими преимуществами в регионе, где их трудно найти. Она обладает нефтяными и сельскохозяйственными богатствами, образованным населением, доминирующим положением на мировых торговых путях и легким доступом к крупнейшему в мире потребительскому рынку. Это далеко не самая обеспеченная страна, но Венесуэла обладала всем необходимым для процветания… пока безрассудный, эгоистичный режим не забрал это богатство себе.
 
Венесуэльская система вовсе не социалистическая. И долгое время не была таковой. Когда социалистическое правительство захватывает производительный актив, оно управляет этим активом, стремясь к достижению какой-то государственной цели. Возможно, не компетентно, но сохраняя присвоенный актив в рабочем состоянии. Как минимум в течение последнего десятилетия, когда правительство Венесуэлы захватывало некий актив, скажем, ферму, вместо этого оно его разграбляло, слово стая саранчи.
 
Это не социализм или даже не неумелое руководство - это клептократия. Можно сказать, что примерно с середины эпохи Чавеса в конце 2000-х социалистической в венесуэльской системе была лишь пропаганда.
 
Под властью президента Николаса Мадуро Венесуэла пережила одну из самых тяжелых экономических депрессий в истории человечества -  ВВП сократился на 50%, а инфляция в годовом исчислении будет семизначной.
 
Кризис можно увидеть и наиболее остро понять с точки зрения цен на продукты питания. Венесуэльцу, получающему официальную минимальную заработную плату, потребуется пять месяцев сбережений, чтобы купить одну бутылку оливкового масла. Частные продуктовые магазины сталкиваются с трудностями в поставках, во многом благодаря коррупции в контролируемых правительством цепочках поставок. «Ненужные» предметы (в том числе презервативы, подгузники и лекарства), практически недоступны. Венесуэльское топливо теперь продается через границу Колумбии венесуэльцам коррумпированными правительственными чиновниками, которые оставляют деньги себе.
 
Раньше в Венесуэле существовала современная система здравоохранения, но сейчас базовые запасы настолько скудны, что отделения интенсивной терапии закрылись. Врачи эмигрировали. Свыше 70% больниц, которые все еще работают, не имеют водопровода и часто остаются без электроэнергии. По оценкам, 3,4 миллиона человек, или 10% населения, бежали из страны, в основном в Колумбию и Перу.
 
Те, кто остались, начали умирать от недоедания и предотвратимых болезней. Средний венесуэлец в календарном 2017 году похудел на 24 фунта. Ситуация усугубляется с каждым прошедшим днем. Отсутствие электроэнергии означает отсутствие водопроводной воды, остановку нефтеперерабатывающих заводов, дефицит бензина и продуктов питания.
 
Таким образом, Венесуэла в 2019 году балансирует на грани полного децивилизационного кризиса.
 
Децивилизация. Это громкое слово с громкими последствиями. Но сначала нам нужно разобраться в изначальном понятии «цивилизация».
 
Все, что мы знаем о человеческой цивилизации, основано на простой идее организации. Как только правительство устанавливает базовые правила, например, «не убей своего соседа», люди начинают делать то, что обычно делают люди: воспитывать детей, выращивать еду, производить всякие штуки. Народ начинает торговать, так что фермеру не нужно молоть муку. Подобная специализация делает нас более продуктивными в выбранных нами областях - будь то сельское хозяйство, мукомольное производство или кузнечное дело. Общество становится богаче и расширяется. Больше земли, больше людей, больше специализации, больше взаимодействия, больше внутренней торговли, больше экономики.

В конечном итоге мы становимся настолько специализированными, и наши технологии развиваются настолько, что мы становимся совершенно некомпетентными в задачах, которые раньше имели огромное значение. Попробуйте выработать собственное электричество или вырастить крупный урожай, сохраняя при этом постоянную работу. Все это делает возможным идея последовательности: безопасность и гарантии, которые у нас есть сегодня, все еще будут у нас завтра, и мы сможем отдать доверить этим системам жизнь. В конце концов, если бы вы были уверены, что завтра государство перестанет существовать, то, вероятно, меньше волновались бы о рабочих мелочах, и вместо этого сосредоточились на огородничестве.
 
В эпоху после Второй мировой войны американцы значительно расширили последовательность путем обеспечения глобального порядка. Вместо того, чтобы ограничивать специализацию и взаимодействие внутренними делами отдельных стран, американцы навязали безопасность глобальной системе. Вспомните Европу, где десятки этнических групп на протяжении тысячелетий вели друг с другом войны. Тем не менее, за исключением нескольких конфликтов на Западных Балканах, с мая 1945 года европейские армии не обменялись ни единым выстрелом. Это беспрецедентное явление. Гиперспециализация рабочей силы стала нормой, и торговля усовершенствовалась настолько, что для ее облегчения появились целые экономические подсекторы (независимые поставщики логистических услуг, посредники в торговле и консультанты по складским услугам). Цивилизационный процесс достиг своего предельного, оптимального пика.
Но «оптимальный» -  не то же самое, что «естественный». Американцы сознательно навязали этот порядок, чтобы вести «холодную войну». Что еще хуже, порядок не способен себя поддерживать. Кто-то должен платить по счетам, чтобы его сохранять, и американские правые, левые и центристы потеряли интерес и настаивают на ограничении роли Америки в мире. Ни у кого больше нет лишнего экономического рычага, большого рынка или глобальных военно-морских сил для наведения порядка. Разрушьте глобальную последовательность, и все, что заставляет работать наш мир, быстро рухнет.
 
Есть несколько путей к спаду, но у всех них есть что-то общее: сокращение взаимодействия означает уменьшение доступа, это ведет к уменьшению дохода, отсюда – меньшая экономика, которая за счет масштаба влечет за собой меньшую специализацию труда, и, наконец, сокращение взаимодействия. Дефицит заставляет народ заботиться о своих собственных потребностях напрямую. Каждый человек работает менее эффективно и менее продуктивно, а это значит - меньше всего: не только электроники, но и электричества, не только автомобилей, но и бензина, не только удобрений, но и еды. И чем дальше, тем хуже. Дефицит электроэнергии подрывает производство. Недостаток продовольствия урезает население. Меньше людей – значит, меньше вероятность того, что все, что требует специализированного труда, будет работать - скажем, электросети или производство продуктов питания.
 
И неважно, является рассматриваемая страна высокотехнологичным экспортным лидером (Германия, Южная Корея, Китай), звеном цепочки поставок среднего уровня (Таиланд, Польша, Турция), экспортером ресурсов (Кувейт, Россия, Марокко) или крупным поставщиком сельскохозяйственной продукции (Бразилия, Южная Африка, Казахстан), вся разница между ними будет в масштабе. Отсутствие последовательности означает крах того, что мы считаем цивилизацией.
 
Насколько мы все уязвимы? Хотя «только» одна пятая часть мировых продовольственных товаров продается на международном уровне, подавляющее большинство мировых продовольственных товаров изготавливается с использованием промышленных ресурсов, включая удобрения и пестициды. Это дает тройной доход по сравнению с вложениями. Эти ресурсы в основном добываются из нефти, и четыре пятых мировой нефти продается на международном рынке. Если вы не живете в стране, которой повезло добывать достаточное количество нефти для удовлетворения собственных нужд, и у вас нет возможности перерабатывать ее в сельскохозяйственные ресурсы и иметь климат и землю, необходимые для выращивания собственного продовольствия, то все, что требуется, -  всего лишь небольшая корректировка в обеспечении безопасности торговых путей в непосредственной близости от таких мест, как бывший Советский Союз или Персидский залив, чтобы вы перенеслись из мира изобилия в мир нужды.
 
Вот что означает процесс децивилизации: разрушение за разрушением, которые не просто повреждают, но разрушают основу того, на чем строится современный мир. И это только один пример в одном секторе.

Информационная служба 7days.us

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту