Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Элеонора Шифрин: Мини-революция или буря в стакане

shifrin-2

Смена министра обороны и расширение правящей коалиции дали дополнительную тему всем желающим поливать помоями премьер-министра Нетаниягу. Сказать, что действия премьер-министра подвергаются критике, было бы слишком мягко.

Следует  отметить, что на протяжении всей истории страны ни один глава правительства не был избавлен от жесткой критики. Не исключая и таких корифеев как Давид Бен-Гурион и Голда Меир. Ведь существующая избирательная система и метод формирования правительства делают практически любого премьер-министра мишенью нынешних или завтрашних конкурентов, превращая каденцию действующего правительства в развернутую во времени предвыборную кампанию, в ходе которой министры (они же - лидеры партий) стремятся доказать некомпетентность нынешнего премьера, создать за его спиной основы будущей коалиции, обеспечить себе финансирование избирательной кампании и, найдя подходящий момент, свалить правительство и пойти на очередные досрочные выборы.

В прошлом это давало конкурентам желанные плоды: ни одно правительство не могло продержаться у власти все отпущенные ему четыре года, правительство падало, неудавшегося лидера заменяли другим, и после очередных досрочных выборов такое же недееспособное и нестабильное правительство формировал другой партийный лидер.

На протяжении первых 29 лет существования государства эти перетасовки велись исключительно внутри левого лагеря, где заботились о том, чтобы у правых никогда не возникло шанса возглавить государство. Пока в 1977 г., через четыре года после провала правительства Голды Меир в Войне Судного дня, избиратель не решил, что с него хватит, и привел к власти Менахема Бегина во главе партии «Ликуд».

Для лагеря левых социалистов это было потрясением: они считали, что представителям левой идеологии власть принадлежит навечно по праву наследования. Пытаясь осмыслить причины поражения, они пришли к совершенно неверным выводам, развернувшим их сознание на 180 градусов. Вчерашние сионисты превратились в пост-сионистов, готовых обменять полстраны на электоральную поддержку врагов.

Израильское общество заплатило за эту смену идеологии руководства страшную цену кровью. И общество сделало свои выводы: оно начало неуклонно сдвигаться вправо, отвергая дурацкие иллюзии сторонников и наследников Рабина-Переса о мире и «добрососедстве» с завезенными сюда террористами. Дружба с арабами уже не гарантирует левым политикам электоральной победы. Напротив, левым теперь приходится рядиться если не в правых (как Яир Лапид, лидер партии «Еш атид» - «Есть будущее»), то хотя бы в центристов. А бывшей крупнейшей левой партии «Авода» теперь приходится отмежевываться от «левых экстремистов» в своих же рядах и объединяться с теми политиками, которые, потерпев неудачу в правых рядах, ищут себе место среди левых, которым в качестве «приданного» приносят свою подпорченную репутацию «право-центристов». Яркий пример - Ципи Ливни. Эту пролетевшую со скоростью падающей звезды через весь политический спектр дочь бывших членов боевого подполья «Эцель» подобрал Ицхак Герцог, добившийся, за неимением лучшего, избрания председателем партии «Авода». Объединившись в электоральный блок, Герцог и Ливни назвали образовавшуюся «двухголовую гидру» «Сионистским лагерем», благодаря чему им удалось обмануть какое-то число избирателей, поверивших в это название. Но и это не помогло им избежать провала.

На таком фоне потомственный «ревизионист» Биньямин Нетаниягу (его покойный отец был личным секретарем и «правой рукой» Жаботинского) с 2009 г. бессменно возглавляет правительство «Ликуда». Несмотря на массированную промывку мозгов, проводимую «миротворческой» прессой в пользу политиков левого лагеря, избиратели видят, что выбора нет: среди претендентов на «престол» нет никого, кто бы мог более достойно представлять еврейское государство в мире.

Когда у власти бессменно находились левые, каждый стремившийся в политику понимал, что надежда на власть есть только «слева». Как правило, это были уходившие в отставку молодыми генералы, либо достигшие «потолка» после каденции начальника генштаба, либо понявшие, что надежды на эту должность у них нет. Загодя готовясь к предвыборным забегам в рамках левых партий, они еще в армии вели себя соответственно, высказывая взгляды и мнения, которые могли бы получить одобрение «слева». Но когда на вершине гниющей «Аводы» стало уж очень тесно, некоторые генералы начали менять направление атаки. Так в правую политику пришли Ариэль Шарон (способствовавший созданию «Ликуда»), Рафаэль Эйтан (еще в должности начгенштаба в 1978 г. поддержавший «Гуш Эмуним» и заселение Иудеи, Самарии, Голанских высот и сектора Газы), Ицхак Мордехай, Эффи Эйтам, Шауль Мофаз и другие.

Одним из последних в «Ликуд» пришел Моше (Буги) Яалон, в 1993 г. поддержавший Соглашение «Осло». Завершив армейскую карьеру в должности начальника генштаба, он с гордостью говорил, что, будучи противником отступления из сектора Газы и разгрома еврейских поселений, он все же отлично подготовил армию к исполнению этого задания политического руководства. Исполнительный служака, в отставку в знак протеста он не ушел.   ПМ Шарон и минобороны Шауль Мофаз его лояльности не оценили и не продлили его каденцию на добавочный год, как это принято. Разобиженный Яалон ушел в «Ликуд», получив сначала портфель министра по стратегическим вопросам, а затем министра обороны и даже вице-премьера.

Но он считал себя достойным большего. Перефразируя знаменитую фразу Голды Меир, трудно быть главой правительства, где премьером мнит себя каждый министр. Приходится лавировать среди политиков, которые пытаются использовать свои министерские портфели для подготовки очередной политической интриги. Не удержался и Яалон: сначала попытался испробовать фракцию «Еврейское руководство» - в надежде, что она поддержит его на внутренних выборах в «Ликуде». Поняв, что ЕР находится в «Ликуде» только ради поддержки Фейглина, он начал прощупывать почву вовне в поисках возможности сколотить партию с министром финансов Кахлоном и ушедшим ранее из «Ликуда» Гидоном Сааром. Параллельно он начал настраивать высших офицеров против Нетаниягу. Ему помогали бывшие начальники генштаба Бени Ганц и Габи Ашкенази, бывший шеф ШАБАКа Юваль Дискин и, конечно, Герцог и Ливни. Все они неустанно напоминают жителям страны, что не было в истории Израиля большего несчастья, чем правление Нетаниягу. Они не оригинальны: у нас уже были партии, которые шли на выборы под лозунгом «Только не Биби!», забывая при этом сообщить избирателям суть своей политической платформы. Избиратель оказался умнее, чем они надеялись, и проголосовал за Нетаниягу.

В ситуации минимальной коалиции (61 мандат из 120), где каждый депутат может шантажировать премьера тем, что свалит правительство, в решающий момент воздержавшись или просто не явившись на голосование,  глава правительства  - каким бы он ни был с точки зрения его личных качеств - не может проводить четкую и определенную политику, ни внутреннюю, ни внешнюю. Киссинджер когда-то съехидничал, что у израильтян нет внешней политики, вся политика у них внутренняя. Поэтому Нетаниягу просто вынужден был расширить коалицию.

После выборов Авигдор Либерман, чья карманная партия НДИ усохла уже до шести мандатов, войти в правящую коалицию отказался, требуя портфель министра обороны. Его буквально заклинило на этом требовании. Говорили, что он не исключал даже возможности обмануть своего избирателя и вступить в коалицию с «Сионистским лагерем» при условии, что он получит министерство обороны. Он готовил платформу для такого неправедного союза, ежедневно поливая грязью Нетаниягу и правительство. Сейчас его подтолкнул тот факт, что переговоры о вступлении в коалицию начал Ицхак Герцог, тоже клятвенно обещавший избирателям, что ни за какие коврижки в правительстве Нетаниягу сидеть не будет.

Герцог открыто заявил, что вел переговоры с Нетаниягу о замещении Яалона кем-то из своей партии, пусть не сразу, а через некоторое время. Очевидно, он готов был подождать публикации отчета госконтролера об операции 2014 г., содержащий, как стало известно, разгромную критику в адрес Яалона.

К переговорам Герцога подтолкнул бывший премьер Англии и бывший ближневосточный спецпредставитель ЕС Тони Блейр, который уже никого не представляет, но продолжает крутиться здесь на добровольных началах. Совместно с еще одним умником - госсекретарем США Керри, Блейр подтолкнул египетского президента а-Сиси выступить с призывом к израильским политическим партиям согласиться на расширение рамок мирных переговоров с ПА.

Они и не подумали, что начнется в СЛ. Подставив Герцога, слабого лидера, не способного самостоятельно ни противостоять Нетаниягу, ни вести борьбу на внутреннем фронте, они, по сути, помогли Нетаниягу надолго вывести «Сионистский лагерь» из борьбы за власть. Из стана левых еще долго будут доноситься громкие вопли взаимных обвинений, глухие удары, рычание и скрежет зубов. Едва ли Герцог останется во главе этой партии. Единственный положительный момент во всем этом - Герцог успел призвать свою партию отмежеваться от «левых экстремистов». Даже он уже понял, что за левыми избиратель не пойдет.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту