Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Игорь Яковенко: 21 век – борьба с исламом?

yakovenko

Воинствующий ислам – угроза человечеству. Можно ли в этой фразе убрать прилагательное?

Сегодня в мире крупный теракт с большим числом жертв происходит в среднем каждую неделю. За всеми этими трагедиями стоят радикальные исламистские группировки. Ислам вторая на планете религия по числу верующих, а если нынешние демографические тенденции сохранятся, то к середине века мусульман будет больше, чем христиан. Миллионы беженцев из мусульманских стран в Европе породили бурный рост исламофобии среди значительной части европейцев. 

Весной 2016 года исследователи Pew Research Center опросили граждан 10 европейских стран на предмет их отношения к мусульманам. Вот результат: негативно относятся к мусульманам 72% опрошенных граждан в Венгрии, 69% - в Италии, 66% - в Польше, 65% - в Греции, 50% - в Испании, 35% - в Нидерландах, 35% - в Швеции, 29% - в ФРГ, 28% - в Великобритании. 

Среди европейских лидеров явных исламофобов нет, они предпочитают политкорректно говорить об исламизме и экстремизме, но все равно слово ислам как однокоренное фигурирует. Например, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй сделала заявление в связи с терактами в Лондоне: «Хотя недавние нападения не связаны общими сетями, между ними есть очень важная связь. Речь идет о единой зловещей идеологии исламистского экстремизма, которая проповедует ненависть, сеет раздор и способствует сектантству. Эта идеология утверждает, что наши западные ценности свободы, демократии и прав человека несовместимы с религией ислама». 

Среди европейских политиков второго ряда есть и ярые исламофобы и те, кто считает, что ислам и Европа должны жить врозь. Приз в конкурсе на звание «исламофоб № 1» среди статусных европейских политиков, скорее всего, получил бы лидер нидерландской Партии свободы Герт Вилдерс, занявший 2-е место на последних парламентских выборах (13,1% голосов и 20 мест в парламенте). Этот политик намеревался создать международное антиисламское движение, а из его наиболее ярких публичных высказываний можно отметить заявление, что он «выгнал бы пророка Мухаммеда из страны, если бы он жил в наше время». Ислам, по мнению Вилдерса, «тоталитарная идеология, направленная против свободы». Еще второй по популярности политик Нидерландов любит сравнивать ислам с германским нацизмом, а Коран с «Майн Кампф». 

Если Герт Вилдерс для Европы все-таки экзотика, то позиция депутата бундестага Эрики Штайнбах, вышедшей в этом году из ХДС в знак протеста против миграционной политики Ангелы Меркель, намного более популярна. Суть ее позиции в том, что традиции Германии несовместимы с исламом. Не с исламизмом, а именно с исламом. 

Если для главы европейского государства объявление себя открытым исламофобом пока еще содержит некоторые репутационные риски, то в российской либеральной тусовке оголтелая исламофобия это, если пока не мода, то некая модная фишка, делающая человека оригинальным мыслителем и способствующая росту популярности. 

В качестве примера процитирую текст Альфреда Коха, который после того, как уничтожил старое НТВ, эмигрировал, стал писать блоги и вдруг превратился в гуру либеральной мысли. Вот, что он написал: «Принципиальное отличие христианства от ислама состоит в том, что в христианстве Бог категорически запретил людям судить друг друга (не судите, да не судимы будете), оставив это право только за собой. В то время как в исламе Господь обязал всех верующих выступать судьями не только друг друга, но и инаковерующих и не только выносить им приговоры. Но и исполнять их. Это принципиальное отличие породило такое количество следствий, что весь нынешний конфликт попросту неразрешим. В то время как христианин считает, что это не его дело – лезть в чужую жизнь (Бог им судья), мусульманин считает это невмешательство – малодушием и отступничеством от веры». Конец цитаты. 

У процитированного выше абсолютно безграмотного и насквозь лживого текста около двух тысяч лайков и сотни перепостов. То, что из Коха религиовед как из меня балерина, это в данном случае не главная печаль и не главная новость. Но не может кандидат наук и бывший вице-премьер российского правительства ничего не знать про инквизицию и крестовые походы, про насаждение христианства «крестом и мечом». То, что в христианстве было изначально заложено ничуть не меньше агрессии, нетерпимости и крови, чем в исламе, можно узнать из курса средней школы, не говоря уже о высшей. Текст Коха написан на русском языке, то есть, предназначен, прежде всего, для российского читателя, которому прекрасно известно, как РПЦ и все эти безумные попы и православные активисты от Энтео до депутата Милонова «не лезут в чужую жизнь» и не склонны судить как ближнего, так и дальнего. 

Тем, кто говорит об изначальном превосходстве христианства над исламом, есть смысл хоть немного сравнить христианскую и исламскую цивилизацию в период, например, с 7 по 10 вв, когда Европа ползла сквозь «темные века» и христианин-европеец жил в мире, населенном драконами и василисками, где не было науки, а религиозное мракобесие и нетерпимость не знали границ. В исламской цивилизации в этот же период был расцвет науки и культуры, в багдадском «Доме Мудрости» по заказу халифа аль-Мамуна, превосходного, кстати, астронома, переводили античных авторов на арабский язык и делали это, в том числе христиане и иудеи, которых никто не преследовал. Эти переводы стали интеллектуальным топливом для эпохи европейского Возрождения. Так что именно исламская цивилизация построила мост между античностью и Новым временем, обеспечив, тем самым, преемственность европейской цивилизации. 

Тем, кто говорит о неизбежной агрессивности ислама, стоит задать себе вопрос, почему этой агрессивности нет в таких, например, исламских странах, как Тунис и в таких, например, исламских российских регионах, как Татарстан. 

Тем, кто склонен судить обо всех полутора миллиардах мусульман по террористам ИГИЛ, есть смысл познакомиться с результатами исследования Pew Research Center, проведенного в исламских странах на предмет отношения граждан к ИГИЛ. По итогам опроса выяснилось, что к ИГИЛ негативно относятся практически все ливийцы, 79% индонезийцев, да и вообще граждане всех мусульманских стран без исключения. Страной, где наибольший процент среди мусульман поддерживает ИГИЛ, оказалось Нигерия: там ИГИЛу симпатизируют около 20% мусульман. 

Ислам моложе христианства на шесть столетий, поэтому ислам в своем развитии сейчас проходит период, когда в христианстве горели костры инквизиции. Это не значит, что ислам должно корежить от мракобесия еще несколько веков. Есть две разные проблемы, увязывание которых в одну ведет к катастрофе, поскольку их надо решать принципиально разными способами. Проблему терроризма должны решать профессиональные спецслужбы своими методами. Адаптация ислама к реалиям 21 века это совершенно иная задача. О недопустимости смешения ислама и исламизма неплохо сказал известный американский историк и публицист, специалист по исламу, Даниэль Пайпс: «Было бы ошибкой обвинять ислам, религию с 14-вековой историей, за все то зло, которое совершил воинствующий исламизм, тоталитарная идеология, возникшая менее столетия назад. Воинствующий исламизм - это проблема, а умеренный ислам - решение этой проблемы». 

К этой реплике можно добавить, что в 21 веке угрозу человечеству представляет любой воинствующий радикализм, вне зависимости от того, в недрах какой идеологии он вырастает. Воинствующий исламизм, конечно, очень опасен, хотя российский воинствующий империализм с ним вполне успешно конкурирует. Да и воинствующий радикальный «либерализм» в исполнении Вилдерса-Коха тоже может натворить бед, если не дай бог, его представители прорвутся к власти. 

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту