Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Исаак Трабский: Чудеса в жизни альтиста Юрия Гандельсмана

trabskiy

(К 65-летию со дня рождения) 

Недавно совершенно неожиданно я получил приглашение на домашний концерт советско-израильского-американского альтиста с мировым именем Юрия Борисовича Гандельсмана. Ожидал, что в частном доме состоятельного пригорода Большого Детройта соберется несколько родственников, друзей и добрых знакомых хозяев, чтоб за чашкой кофе послушать великолепного музыканта, обменяться мнениями, пообщаться.

Но туда на своих машинах из соседних и отдаленных городов Мичигана семьями и в одиночку примчались несколько десятков любителей музыки. Не только бывшие москвичи, ленинградцы, киевляне, одесситы, но и молодежь, родившаяся в Америке.

И когда к роялю, стоящему в центре зала, под аплодисменты вышел с очаровательной супругой дородный, седоватый профессор Гандельсман, его симпатичное лицо с бородкой озарилось доброй улыбкой.

Маэстро, коротко рассказав о своей жизни, продолжил так: «Иоганн Себастьян Бах сочинил тысячи произведений и среди них 3 сонаты для Viola da Gamba. Сегодня мы хотим познакомить вас с одной из них - «Соль минор».

Затем Юрий Гандельсман поведал о нелегкой судьбе выдающегося советского композитора, еврея-эмигранта из Польши, Моисея Вайнберга: «Его имя хорошо известно музыкантам, но, к сожалению, не массовому слушателю... Во время травли «евреев-врачей» композитор по ложному обвинению попал в советскую тюрьму, откуда был вызволен, благодаря его другу Дмитрию Шостаковичу. Вайнберг сочинил 19 симфоний, 7 опер (последняя из них «Идиот» по Достоевскому), 4 оперетты, 3 балета, 17 струнных квартетов. Он также написал музыку ко многим советским фильмам, в том числе «Летят журавли», »Последний дюйм», «Афоня», «Винни-Пух»...» Завершая рассказ о Вайнберге, музыканты исполнили его раннюю Сонату, опус 28, [1945], в которой мы с удовольствием уловили знакомые еврейские мотивы…

Заключительную часть своего выступления Юрий и Жанна посвятили выдающемуся немецкому романтику Роберту Шуману. Артисты так тонко сыграли его «Три романса», «Адажио и Аллегро» и «Сказочные картинки», что своей игрой вначале позволили слушателям отдаться полету фантазии, затем размышлениям, и в конце - успокоению.

Блестящий концерт завершился щедрыми аплодисментами.

Пережив сопричастность к великой музыке, мы от души благодарили замечательного альтиста и его супругу - великолепную пианистку.

После концерта я попросил у Маэстро небольшое интервью.

- Уважаемый Юрий! Готовясь к встрече с вами, в газете Jerusalem Post я прочитал, что вы «…считаетесь одним из самых известных альтистов нашего времени». Расскажите, пожалуйста, о своем детстве и как вы стали альтистом такого уровня?

- Во-первых, утверждение газеты, конечно же, большое преувеличение. Сегодня очень много замечательных музыкантов по всему миру.  Я родился в Узбекистане и вырос в Ташкенте, где мои родители работали инженерами на заводе.

Если у меня есть какие-то музыкальные способности, то это только благодаря моей мамочке. Она могла бы стать выдающейся певицей,  даже поступила в Гнесинку  в 44-м году, но жизнь распорядилась иначе - конец войны, папу отправляют работать в Ташкент, должен родиться мой старший брат…  В общем, певицы из мамы не получилось, а жаль. Но она, как и большинство еврейских мам, хотела, чтобы ее сыновья стали музыкантами. Поэтому сначала мой старший брат, а потом и я, пошли учиться в специальную музыкальную школу при Ташкентской консерватории.

Я вначале играл на скрипке, а в 8 классе перешел в класс альта.  Это был 1966 год. 26 апреля произошло Ташкентское землетрясение, которое изменило мою жизнь коренным образом.

После того, как мы, вместе с другими ташкентцами, прожили буквально на улице полтора месяца, родители решили переезжать на Украину, в город Сумы, где жили родственники папы.

- А  ваш дом был разрушен? 

-Нет, но это называлось - будет капитально-восстановительный ремонт. Во время землетрясения на футляр моего альта упал кирпич, и я остался без инструмента.

Мы ехали через Москву, в которой сделали остановку на несколько дней. И эти несколько дней изменили мою жизнь в корне.

Это история длиной в одну неделю, но  после этой недели родители продолжили свой путь на Украину, а я остался в Москве один (а мне было 15 лет) поступать в Гнесинское училище.

Нашлась мамина тетка, тетя Дора, и меня отдали ей на время вступительных экзаменов.

Нужно сказать, что до сих пор я считаю ЧУДОМ, что  так легко поступил в это прославленное заведение, да ещё к одному из лучших профессоров – Генриху Семеновичу Талаляну,  великолепному альтисту, прекрасному педагогу и замечательному человеку, которому я по сей день благодарен за все, чему он меня научил.

Время побежало быстро, я окончил училище и поступил в институт Гнесиных. На первом курсе института встретил стройную девочку с большими красивыми глазами, и вот уже 44 года продолжаю смотреть в эти любимые глаза. Как вы догадались, это была Жанна, с которой мы уже выступаем вместе больше сорока лет.

Будучи студентом института, я прошел по конкурсу в оркестр Московской Филармонии, которым в то время руководил легендарный Кирилл Кондрашин.

Было много перипетий с пропиской, квартирой, но постепенно все трудности преодолевались.

- Как получилось, что вы, ставший очень успешным музыкантом в СССР, оказались в Израиле? 

-Когда началась перестройка, жизнь в Союзе стала быстро меняться. В 1988 мы поехали на гастроли в Израиль, и можете себе представить, в тот год по приглашению Израильской коммунистической партии. Звучит смешно, но это так было. И я влюбился в эту страну. А «Виртуозы» тем временем стали собираться переезжать в Испанию. Для нашей семьи даже вопроса не возникало. Если уезжать, только в Израиль!

И вот, в 89 году, мы на гастролях в Нью-Йорке. Я получил от друзей телефон  Исаака Стерна, и, набравшись смелости, ему позвонил.

Стерн взял трубку, и на моё робкое «Мистер Стерн», сразу оборвал меня: «Зовите меня Айзик. (Он тоже прекрасно говорил по-русски). Можете сейчас прийти ко мне? У меня очень мало времени. И захватите с собой инструмент».

Я, конечно, очень волновался, но это было Чудо - иду на встречу с одним из великих скрипачей 20 века!

Меня встретила на пороге квартиры работница, и провела в маленькую комнату, стены которой были увешаны картинами Шагала, Сутина и многих других… Через минуту появился Айзик в каких-то невероятных коротких джинсах, кроссовках.

Первым делом он дернул меня за галстук: «Это тебе зачем?» Потом отправил в его студию на втором этаже, где я ему играл, и где, несмотря на его занятость, мы провели часа два.

В конце он мне сказал:  «Сейчас есть два места концертмейстера альтов - одно в Нью-Йоркской Филармонии, а другое в Израильской Филармонии. Ты мог бы выиграть любое. Решать тебе».

«Я бы хотел поехать в Израиль, я там был, и влюбился в эту страну».

Айзик удивился, но ничего не сказал. Через несколько месяцев я поехал в Израиль на конкурс, выиграл эту позицию, и через три месяца мы уже уезжали из Москвы навсегда, имея в кармане контракт с Израильским Филармоническим оркестром.

В Израиле нас встретили очень тепло. Замечательный дирижер Зубин Мета прекрасно отнесся ко мне, и моей семье. Много раз наши дети были солистами в концертах оркестра, а это очень большая честь.  В этом прекрасном оркестре я проработал 10 лет, и никогда не жалел, что не попытал счастья в Нью-Йорке.

- Но как же вы оказались в Штатах? 

- После десяти лет в оркестре, мне стало не хватать времени на сольные концерты, фестивали и мастер-классы по всему миру.

С первого года жизни в Израиле я стал преподавать в Музыкальной Академии Тель-авивского Университета, и очень горжусь, что мои ученики занимают прекрасные места в оркестрах и замечательных камерных ансамблях разных стран.

Начиная с 1999 года, я много сотрудничал с одним из старейших американских квартетов  Fine Arts Quartet, а в 2001-м получил предложение присоединиться к квартету в качестве постоянного альтиста и профессора университета в Милуоки, штат Висконсин. Это было очень интересное предложение, и я с радостью согласился.

Мы сделали очень много записей, играли концерты во многих странах мира, но в 2008 г. я получил место профессора альта и камерной музыки в Государственном университете Мичигана, MSU, и мы переехали в Lansing, столицу штата.

- А как сложилась судьба ваших детей? Пошли они по стопам родителей? 

-Пошли, ещё как! И далеко ушли вперед!

Наша дочь и сын стали великолепными музыкантами, и мы с женой очень ими гордимся. Дочь – Наталья - концертмейстер «Камераты Jerusalem», лучшего камерного оркестра Израиля. Наш сын, после того, как уехал учиться в Америку, так  там и остался. Они с друзьями основали струнный квартет Brooklyn Rider, с которым очень успешно гастролируют по всему миру и занимаются массой интереснейших проектов.  А кроме того, Женя (в Америке Johnatan), уже много лет является участником ансамбля Silk Road, вместе с Йо-Йо Ма и остальными музыкантами. Так что наши дети живут полной жизнью и занимаются тем, что они любят.

- Дорогой Юрий! Спасибо за прекрасный концерт и интересную беседу! 

Желаю вам всего хорошего и много-много лет продолжать радовать публику, учить молодых музыкантов. До новых встреч!

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту