Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Элеонора Шифрин: Как Александр Хейг спас Израиль

shifrin

20 февраля исполнилось шесть лет со дня кончины, в возрасте 85 лет, одного из выдающихся политических деятелей  США, Александра Хейга. Он был госсекретарем США в администрации  президента Рейгана, советником трех президентов, начальником канцелярии Белого дома при президенте Никсоне, сохраняя при этом свою должность начальника штаба армии. В 1974 г. Хейг практически спас страну от хаоса безвластия в период импичмента Никсона. Как писал позднее в своей книге генеральный прокурор США того периода Уильям Саксби, «под конец он (Хейг - Э.Ш.) был действующим президентом ... он не дал офису президента развалиться».

Это подтвердил в своих воспоминаниях и Г. Киссинджер, бывший Советником национальной безопасности при Никсоне: «Одной лишь силой воли, преданностью и самодисциплиной он удержал правительство от развала».

Хейг гордился тем, как твердо и спокойно он сумел в тот момент вывести страну из беспрецедентного конституционного кризиса. «На улицах не было танков, не было мешков с песком вокруг Белого дома», - сказал он на слушании, когда Сенат утверждал его в должности госсекретаря в администрации Рейгана.

Однако после кончины Хейга газетчики значительно больше вспоминали его «ляп» в момент хаоса, царившего после покушения на жизнь президента Рейгана 30 марта 1981 г. Никто не знал, насколько тяжело ранен находившийся в операционной президент, а вице-президент летел из Техаса в Вашингтон. Чтобы предотвратить хаос, госсекретарь Хейг объявил себя действующим президентом вплоть до прибытия вице-президента, хотя по Конституции ему предшествовало еще три должностных лица. Этого ему не простили, и в конце концов выжили из администрации. Он был уволен с должности госсекретаря, прослужив всего 17 месяцев. Тем не менее, в избирательной кампании 1988 г.  он пытался добиться Республиканской президентской номинации.

Немногие израильские СМИ отметили в некрологах тот аспект личности и политической деятельности Хейга, которому американские СМИ внимания не уделили: помощь Израилю и его отношение к еврейскому государству. Англоязычная «Джерузалем пост» писала, со ссылкой на Даниэля Марьяшина, руководившего в 1988 г избирательной Хейга, что его босс питал «особое чувство» к Израилю. «... он считал себя другом Израиля и понимал его геополитические проблемы по мере их развития во времени», - сказал в интервью Марьяшин, ставший исполнительным вице-президентом международного Бней-Брита. Напомнил он и о личной дружбе Хейга с рядом израильских руководителей, в том числе с Ариэлем Шароном и Ицхаком Рабином. В 1988 г. Хейг даже выступал в защиту Шарона на судебном процессе последнего против газеты «Гаарец».

Вошло в политический лексикон выражение Хейга, что «Израиль - это крупнейший американский авианосец, и он непотопляем».

Бывший посол Израиля в США Моше Аренс, занимавший впоследствии важные министерские посты в правых правительствах Израиля писал, что Хейг был добрым другом Израиля «в тучные и в тощие» времена и никогда этой дружбе не изменял. Причем дружба эта диктовалась не только пониманием стратегической значимости Израиля для Америки, но и искренним личным восхищением мужеством Израиля перед лицом превосходящего врага.

Аренс подробно рассказывает в своей статье, как сразу по прибытии в Вашингтон в должности израильского посла в феврале 1982 г. он попросил о личной встрече без свидетелей с госсекретарем Хейгом, и тот немедленно согласился. Главной целью встречи было выяснить - по поручению М. Бегина - не станет ли новая администрация оказывать давление на Израиль с целью добиться дополнительных уступок после всего, что Бегин уже уступил Египту ради подписания мирного договора. По словам Аренса, Хейг немедленно ответил: «Не на моем посту» (то есть, пока я в должности госсекретаря, этого не случится …).

Аренс пишет, что на протяжении всей войны в Ливане Хейг оказывал твердую поддержку Израилю, пока он не был вынужден покинуть офис госсекретаря. Когда однажды Аренс позвонил Хейгу и, рассказав о ходе операции, сказал: «Ал, похоже, мы побеждаем»; Хейг ответил: «Вы, ребята, всегда побеждаете».

Однако самый важный акт помощи Израилю со стороны Хейга описывает в своих воспоминаниях американский журналист и ближневосточный аналитик Эммануэль Уинстон. Речь идет о помощи Хейга Израилю в 1973 г., фактически решившей исход Войны Судного дня.

Как теперь уже широко известно, администрация Никсона-Киссинджера намеренно держала правительство Голды Меир в неведении, скрывая развединформацию о неминуемом нападении Сирии и Египта. Они сообщили о нем лишь за два часа до его начала, хорошо зная, что даже в обычный день Израилю требуется минимум 16 часов для мобилизации резервистов, а ведь речь шла о Судном дне. При этом они угрожали Голде Меир, что если она посмеет нанести превентивный удар (как в 1967 г.) или объявит мобилизацию, то Америка прекратит военные поставки Израилю, и, если война продлится дольше, чем чудесная Шестидневная, Израилю придется справляться с ситуацией самостоятельно.

Израильское военное и политическое руководство и само противилось объявлению мобилизации, будучи отравлено так называемой «концепцией». Это слово в политическом лексиконе Израиля означало сумасбродную «шапкозакидательскую» уверенность, что ни одна из граничащих с Израилем арабских стран не посмеет напасть на него после потерь, понесенных в предыдущей войне. Ни факты, ни донесения разведки не были в состоянии поколебать эту уверенность. Именно поэтому столь эффективным оказался для арабов неожиданный удар, нанесенный Израилю в священный день Йом Кипура 1973 г.

Оказавшись в ситуации двух практически оголенных фронтов, Израиль был вынужден применить против наступавших армий Сирии и Египта русскую тактику непрерывного артиллерийского «дождя». Через неделю боеприпасы иссякли, но в Вашингтоне не торопились отправлять дополнительные боеприпасы. Уинстон вспоминает о появившейся в те дни публикации, в которой цитировался Киссинджер: «Пусть они (израильтяне) немножко поистекают кровью». Подразумевалось, что тогда они, возможно, станут более сговорчивыми при обсуждении вопроса о сдаче земли в обмен на мир.

Но нашелся человек, пишет Уинстон, который не хотел вынуждать евреев в Израиле «немножко истекать кровью». Это был Александр Хейг, который все еще сохранял за собой должность начальника генштаба. Он приказал открыть склады боеприпасов на американских базах в США и в Германии. Артиллерийские снаряды, ракеты TOW и многое другое грузились в самолеты Galaxy и отправлялись в Израиль.

Уинстон цитирует Джона Лофтуса, в прошлом офицера армии и ЦРУ, впоследствии написавшего много книг на тему о том, как Америка «подставляла» Израиль, и, среди них «Тайная война против евреев: как западный шпионаж предавал еврейский народ - 1920-1992гг». Лофтусу довелось быть свидетелем того, как 6 октября 1973 г. начальник генштаба Александр Хейг приказал учебной базе по подготовке офицерского состава в Форт-Беннинг в штате Джорджия срочно обучить 40 израильских командиров обращению с ракетными системами TOW (с оптическим прицелом и электронным наведением). Их поражающая способность была 97%. Лофтус был одним из тех, кто инструктировал и обучал в те дни израильских офицеров.

Хейг приказал снять все ракеты TOW, имевшиеся на восточном побережье США и в Германии, и немедленно отправить их в Израиль. К 14 октября обученные израильские офицеры вернулись в Израиль - как раз ко времени, чтобы отразить массированную бронетанковую атаку египтян в Синае американскими ракетами TOW. С этого момента в ходе войны наметился перелом.

Несколько дней спустя после решающих сражений Уинстону довелось побывать в Синае, где он встретился с Ариэлем Шароном в той зоне, которую Шарон назвал «гибельные поля». Сколько хватало глаз, территория вокруг была усеяна сгоревшей бронетехникой и еще не убранными телами погибших солдат. И надо всем этим стоял неистребимый запах разлагавшихся на солнце тел и сгоревшего человеческого мяса. Запах, который не забыть, который остается в памяти навсегда. «Если бы не поставки боеприпасов от генерала Хейга и невероятный героизм еврейских бойцов, то эта страшная картина могла бы растянуться на весь путь до Тель-Авива», - писал Уинстон, завершая свои воспоминания и предлагая премьер-министру Биньямину Нетаниягу инициировать внесение Александра Хейга в число праведников народов мира за спасение еврейского государства в самый опасный момент его истории в 1973 г.

К сожалению, эта страница биографии Александра Хейга, воина и политического деятеля - едва ли не самая героическая, потому что здесь он рисковал всей своей дальнейшей карьерой, - оказалась забытой.

А ведь от наличия именно такого рода героизма сегодня зависит не только завтрашняя судьба Израиля, но уже и судьба Америки. Остались ли еще в Америке такие герои? И есть ли они в Израиле?

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту