Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Как Джордж Буш-старший изменил отношения США с Израилем

12/07/2018 7 Дней
Джордж Буш-старший

Джордж Буш-старший

Новая эра началась с исторического противостояния между 41-м президентом США, Иерусалимом и американо-еврейской общиной осенью 1991 года

Ожесточенная конфронтация между президентом Бараком Обамой и премьер-министром Биньямином Нетаньяху по поводу ядерной сделки с Ираном в 2015 году многим показалась беспрецедентным столкновением между Белым домом и Иерусалимом, но не тем, кто помнит осень 1991 года.

Это была сцена политической битвы покойного президента Джорджа Буша-старшего и Израиля. На кону был возможный мирный договор Израиля с палестинцами, поэтому 41-й президент США отказался утвердить гарантии по кредитам на 10 миллиардов долларов, которые должны были помочь Израилю совладать с волной иммиграции из бывшего Советского Союза, и впоследствии потребовал, чтобы Израиль временно прекратил программу поселений.

Ожесточенная схватка, а также последующее противостояние, растянувшееся на месяц, повлияли на ход политической карьеры Буша и тогдашнего премьер-министра Ицхака Шамира. Она также навсегда изменила динамику трехсторонних отношений между Соединенными Штатами, Израилем и американскими сторонниками еврейского государства.
Это событие также ознаменовало первый случай, когда американский президент когда-либо осмеливался связать военную или экономическую помощь Израилю с ограничением строительства поселений на Западном берегу, в Газе или Голанских высотах.

Томас Дейн, в то время исполнительный директор Американо-израильский комитета по общественным связям (AIPAC), заявил, что 12 сентября - когда Буш объявил, что он скажет Конгрессу, что запрос на предоставление гарантий должен быть отложен на 120 дней - будет «днем, который американское произраильское сообщество будет вспоминать со стыдом».

Дейн сетовал, что «президент сделал то, чего не делал ни один другой: он провел специальную пресс-конференцию по этому вопросу и оспаривал не просто усилия Конгресса, направленные на принятие законодательства о гарантиях, а общий уровень помощи Израилю».
Произраильское лобби было шокировано решимостью администрации Буша отложить рассмотрение Конгрессом гарантий, которые оно тщательно продумывало совместно с израильским правительством. Предполагалось, что они быстро будут приняты сначала в Конгрессе, а в начале октября - и в Белом доме. Один из представителей AIPAC в то время говорил, что при сильной двухпартийной поддержке, процесс утверждения пройдет «как по маслу».

Но затем, в «день позора», 12 сентября, Буш вышел на трибуну Белого дома, где он объяснил, почему он против гарантий. Он утверждал, что они нарушили бы «исторический прорыв» мирного процесса, на котором так настаивала его администрация.
После успеха США в первой войне в Персидском заливе Белый дом стремился использовать свой внезапный политический капитал в арабском мире для организации Мадридской конференции осенью 1991 года. Впервые Израиль выходил на прямой и публичный разговор с палестинцами и соседними арабскими государствами.

Буш сказал журналистам, что отсрочка гарантий имеет жизненно важное значение «для интересов мира», потому что их рассмотрение в Конгрессе «начнет спорные дебаты», которые, как он опасался, «помешают привести обе стороны к столу для мирных переговоров».

«120-дневная задержка по просьбе американского президента – это не так уж много, - сказал Буш. - Мы должны дать миру шанс».
Объясняя свое решение, Буш напомнил Израилю, что «всего несколько месяцев назад американские мужчины и женщины в военной форме рисковали своими жизнями, чтобы защитить израильтян от иракских ракет», и что война в Персидском заливе «закончилась поражением одного из самых злокозненных врагов Израиля», ссылаясь на режим Саддама Хусейна.

Более того, по его словам, его администрация одобрила 4 миллиарда долларов военной помощи Израилю, то есть «почти 1000 долларов на каждого мужчину, женщину и ребенка» и уже дала Израилю «поручительства на миллионные кредиты».

Президент США сказал, что будет рассматривать лоббистские усилия AIPAC в Конгрессе против него как «попытку Конгресса не допустить, чтобы президент предпринял шаги, жизненно важные для безопасности страны. Слишком многое поставлено на карту, чтобы внутренняя политика считалась важнее мира».

Не слишком тонкий намек Буша заключался в том, что, требуя 10 миллиардов долларов, израильское правительство (и AIPAC) ведет себя неблагодарно и вмешивается в динамику власти американского правительства и право президента вершить внешнюю политику.

Кроме того, Буш упомянул о National Leadership Action Day на Капитолийском холме, организованном Конференцией президентов крупных американских еврейских организаций и AIPAC. Буш сказал журналистам: «Сегодня я слышал, что на холме собралось около 1000 лоббистов, работающих по другую сторону вопроса. А здесь перед вами стоит одинокий маленький человечек, который им противостоит». От этих уничижительных описаний аудитория разразилась раскатистым смехом.

Призыв Буша возымел действие. Опросы того времени показали, что 86% американцев согласились с предложением президента о задержке обеспечения ссуды. Главные американские СМИ поддержали его позицию, а в New York Times и Washington Post были опубликованы редакционные статьи в поддержку его решения.

Иерусалиму же вторая часть ультиматума стала ясна через неделю, когда тогдашний госсекретарь Джеймс Бейкер отправился на Ближний Восток и передал Шамиру неприятные новости: гарантии по кредитам не получат поддержки Белого дома без заморозки программы поселений.

Причины были ясны: без заморозки невозможно было предсказать со стопроцентной уверенностью, что помощь США не приведет, в некотором роде, к новоселью новоприбывших иммигрантов в поселениях на Западном берегу.

Во время возвращения Бейкера из Израиля «высокопоставленный чиновник администрации», которым, скорее всего, и был сам Бейкер, известил журналистов, что американцы «чертовски прямо» проинформировали Израиль, но не дадут ему «неконституционного финансирования в размере 10 миллиардов долларов без всяких ограничений».

AIPAC сдалась первой, отступив от своего требования о том, чтобы обеспечение кредита было принято через Конгресс. Это стало поворотным моментом в истории взаимоотношений лобби с Белым домом и Израилем.

Шамир, во всяком случае, был в ярости, что его сторонники в Вашингтоне отказались от борьбы, хотя незадолго до этого уверяли его, что «дело на мази». Тем не менее, у него не было иного выбора, кроме как принять условия, поскольку он не мог противостоять американскому давлению, которое подталкивало его на церемонию открытия Мадридской мирной конференции 30 октября 1991 года.

Начало конца

Конфронтация между Бушем и Шамиром не помогла политической карьере лидера. И, хотя лишь сторонник теории заговора свяжет тот факт, что Буш пробыл на своей должности лишь один срок, принимая во внимание испорченные отношения с американскими евреями, затаенная обида, конечно же, не помогла его переизбранию в следующем году. Еврейские избиратели предпочли его соперника Билла Клинтона и отдали за него еще больше голосов, чем обычно получали кандидаты от Демократической партии: за Буша в ноябре 1992 года проголосовали лишь 11% американских евреев.

Шамир тоже вскоре был отстранен от руководства Израиля – он уступил пост премьер-министра Ицхаку Рабину в июне 1992 года. Его падение было по меньшей мере частично связано с недовольством израильской общественности его неспособностью поддерживать гармоничные отношения с самым могущественным союзником государства.

Вскоре после израильских выборов Рабин разрешил затянувшийся тупик по кредитным гарантиям, заключив с Бушем сделку, обещая ограничить строительство поселений (без полного замораживания программы).

Последствия кризиса стали началом новой эры. Гленн Франкель, обозреватель The Washington Post, позже написал, что Рабин выразил это очень ясно во время своей первой встречи с AIPAC в должности премьер-министра.

В разговоре с руководителями организации, Рабин, как сообщается, раскритиковал проамериканское лобби за то, что оно привело Шамира к столь ожесточенной конфронтации с президентом США, пообещав, что при нем такого не повторится. Как заметил Франкель: «Рабин сказал им, что с этого момента Израиль «сядет за руль» в своих отношениях с Вашингтоном, и AIPAC отправится на заднее сиденье».

Информационная служба 7days.us

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту