Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Как национализм губит Европейский Союз

06/12/2015 7 Дней
nationalism

29 мая 2005 года французские избиратели на общенациональном референдуме отвергли предлагаемую европейскую конституцию. Неделю спустя голландцы последовали их примеру. Этот явный отказ от большей европейской интеграции был знаковым моментом в истории Европейского Союза.

Несмотря на свою формулировку, европейская конституция, в первую очередь, собрала бы все предыдущие договоры ЕС в одном документе. Этот символический акт и предоставление больших законодательных полномочий Брюсселю был бы важным шагом в направлении единения Европы.
С момента голландского и французского референдумов прошло десять лет, и европейский проект находится в глубочайшем кризисе. Экономический кризис, который начался в 2009 году, разбудил националистические инстинкты, подрывающие пан-европеизм. Эти центробежные силы и прежде заставляли некоторых членов отвергнуть определенные инициативы. Ключевое отличие 2015 года, однако, заключается в том, что страны предпочтут обратить интеграцию вспять - впервые в истории ЕС.

Интеграция и суверенитет

Соперничество между национализмом и пан-европеизмом присутствовало в сути Европейского Союза с самого момента его основания в Риме в 1957 году. Союз был попыткой создать транснациональную организацию из группы национальных государств, с различными экономическими и политическими традициями, разделенных историей конфликта. Европейский Союз обещал мир и экономическое процветание. В результате образовалась организация - гибрид между единым общеевропейским альянсом и сообществом суверенных национальных государств. В последующие десятилетия эти конкурирующие видения продолжали конфликтовать с национализмом, несколько раз преуспев в замедлении процесса интеграции.

Первый шаг к замедлению интеграции был предпринят лишь через три года после заключения основополагающего договора. В 1960 году президент Франции Шарль де Голль сделал предложение о внесении поправок в договор с целью ограничить власть Европейской комиссии и вернуть полномочия национальным парламентам. Попытка не удалась из-за сопротивления других государств-членов, но она создала прецедент для французского сопротивления транснационализму, когда интеграция подрывала интересы Франции. И в 1963-м, и 1967 году президент Франции накладывал вето на вступление Соединенного Королевства в Европейский Союз из-за опасений, что Лондон, который, как считала Франция, находился под влиянием Вашингтона, получит слишком много власти.

В 1965 году де Голль выступил против плана Еврокомиссии обрести больше полномочий и плана Европейского парламента по финансированию общей сельскохозяйственной политики. Франция не хотела терять контроль над этой политикой, потому что французские фермеры были основными бенефициарами. Оппозиция де Голля вызвала так называемый «кризис пустого кресла». Париж вышел из Европейского Совета и всех его комитетов, заставляя Европейскую комиссию отказаться от своих намерений, потому что выход Франции означал бы смерть европейского проекта. Европейское объединение после того вошло в долгий период застоя, частично вызванный экономическим спадом и нефтяным кризисом 70-х годов.

В 80-х годах Европейский союз вышел из спада в интеграции. Чрезвычайно эффективная Европейская комиссия во главе с французским еврофилом Жаком Делором курировала этот период с 1985 по 1994 года. Конец десятилетия ознаменовал воссоединение Германии и падение коммунизма, радикальные исторические изменения, которыми Европейский союз воспользовался, чтобы добиться большей интеграции. В течение этого периода президент ЕС также принял «Акт о единой европейской валюте» в 1988 году и подписал Маастрихтский договор 1992 года.

Тем не менее, национализм по-прежнему стоял на пути к объединению. Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер всячески препятствовала осуществлению ​​ чрезмерных, по ее мнению, полномочий Брюсселя. В 1980 году она произнесла знаменитую фразу: «Я хочу вернуть свои деньги» во время спора с Брюсселем о вкладе Великобритании в ЕС. Хотя Тэтчер оставила свой пост в 1990 году, Лондон в дальнейшем опирался на ее наследие, отказываясь от ряда мер ЕС в начале 90-х годов, в том числе в Шенгенской зоны, экономического и валютного союза. В результате, европейская интеграция продвинулась вперед, но впервые оставила позади некоторые страны.

В 2005 отказ от европейской конституции Франции и Нидерландов подвел этот медленный прогресс к остановке. Оппозиция, прежде всего, вытекает из символического характера документа - публика считала термин «конституция» попыткой централизовать власть за счет национального суверенитета. В 2007 году большинство государств-членов приняли Лиссабонский договор, который вплоть до точки повторяет текст конституции. В большинстве государств-членов, в том числе в Нидерландах и Франции, договор ратифицировали решением парламента, а не всенародным голосованием. Многие считают договор каверзной сделкой между лидерами ЕС и стран-участниц, что лишь разжигает общественное недовольство ЕС.

Нынешний кризис ЕС

Вскоре после принятия Лиссабонского договора Европу охватил экономический кризис, который полностью застопорил интеграцию. Большинство государств-членов оказалось в глубокой рецессии, уровень безработицы рос, и национальные правительства разделились по вопросу экономической политики. Они образовали два лагеря: тех, кто видел в кризисе подходящее время для сложных реформ, и те, кто считал, что стимул должен предшествовать реформе. Экономический спад также выявил ключевые проблемы, вызванные интеграцией, прежде всего, то, что экономический и валютный союз сделал невозможным для стран-участниц сформировать собственную индивидуальную денежно-кредитную политику.

Кризис открыл возможности для партий евроскептиков. В мае 2014 года эти партии выиграли европейские выборы в ряде государств-членов, в том числе во Франции и Великобритании. Более того, эти победы усилили националистическую риторику во внутренней политике. Но, в конечном счете, лишь правительства государств-членов могут заставить Брюссель вернуть суверенитет. 10 мая победу на выборах в Великобритании одержали тори, что означает, что Дэвиду Кэмерону придется устроить обещанный референдум по вопросу о членстве в ЕС и пересмотру Лиссабонского договора.

Результат волны национализма

В отличие от предыдущих призывов к национальному суверенитету, нынешняя волна вернет власть странам-участницам, а не просто освободит их от дальнейшей европейской интеграции. На этот раз Соединенное Королевство бросило прямой вызов существующей политике и принципам ЕС. Повторные переговоры Кэмерона приведут к разрешению отложить выплаты пособий мигрантам до истечения четырехлетнего срока их пребывания в стране, за ним последуют новые правила единого рынка и уклонение Британии от принципа тесного союза. Все это будет шагом назад.

Вопрос теперь в том, как эта политика будет осуществляться. Если переговоры между Лондоном и европейскими партнерами приведут к необходимости нового европейского договора, давление на всей территории Европейского Союза заставит правительства проводить референдумы. Непопулярность Европейского Союза, скорее всего, заставит некоторые государства-члены отклонить новый договор. Кроме того, Брюссель вряд ли согласится на европейский референдум по договору, который подорвет его полномочия и достижения.

Таким образом, Брюссель этого не примет. Последующие переговоры приведут к очередным уклонениям. Но даже если удастся избежать краткосрочного кризиса ЕС и выхода Великобритании, создастся прецедент и для других государств. Соединенное Королевство - не единственная страна, где появились партии, придерживающиеся принципа анти-истеблишмента.

Между тем, государства-члены ЕС будут продолжать бороться за будущее конкретных стратегий и основных ценностей. Антиверопейский импульс, однако, спровоцирует реакцию. Брюссель, Берлин и другие проевропейские правительства, вероятно, попытаются создать внутренний клуб государств-членов, желающих способствовать интеграции. Это разделение может привести к двум разновидностям членства в ЕС – некоторые становятся полноправными участниками, другие - младшими членами, извлекающими выгоду от зоны свободной торговли, но не имеющими влияние на формирование политики.

Независимо от своего курса, любая реструктуризация Европейского Союза предполагает новый договор. Текущий Европейский экономический оптимизм – результат лишь краткосрочных достижений: дешевого евро и низких цен на нефть. Для стимулирования экономики в долгосрочной перспективе необходимы структурные реформы, но государства-члены не желают их принимать, потому что они непопулярны среди избирателей. Чем дольше Брюссель ждет, тем труднее будет убедить некоторые государства-члены участвовать в интеграционных проектах. В то же время, националистически настроенные страны будут противостоять Брюсселю, возвращая власть своим столицам, что, в конечном счете, означает смерть Европейского Союза.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту