Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Как он потерял Афганистан

04/11/2014 7 Дней
afghanistan1

Он сказал, что это была «правильная война». Затем он сделал все возможное, чтобы проиграть ее.

Несмотря на всплески насилия и неопределенность, окружавшую выборы нового президента Афганистана, которые прошли в прошлую субботу, во всей этой суматохе был один положительный момент – Хамид Карзай, нынешний президент и источник большей части волнений в стране, на этот раз в выборах не участвовал. Но, несмотря на то, что Карзаю по условиям афганской конституции придется уйти в тень, остается другой лидер, чье неумелое управление помогло Афганистану выйти из-под его влияния во время «правильной войны». И этот лидер – президент Барак Обама.

Явного победителя по итогам субботнего голосования ждать не приходилось, если только один из участников не превзошел бы других в искусстве подтасовки голосов. Наиболее яркое политическое возвращение продемонстрировал доктор Ашраф Гани, экономист-технократ, служивший ранее министром финансов в правительстве Карзая. Известный своим непостоянным характером – по словам бывших коллег, он как-то сломал запястье, ударив кулаком по столу, - в 2009 году Гани набрал против Карзая лишь 3% голосов. Сегодня Гани считается лидирующим кандидатом, ни в чем не уступая наиболее вероятному преемнику Карзая, бывшему советнику по национальной безопасности и министру иностранных дел Залмаю Рассулу, и доктору Абдулле Абдулле, офтальмологу со слабостью к итальянским костюмам. В 2009 году он набрал 30% голосов, но отказался от участия во втором туре против Карзая.

Наиболее привлекательным выглядит сценарий со вторым туром в мае, в котором примут участие два кандидата – в отличие от хаоса 2009 года, подарившего Карзаю третий срок. Вместо подобающего государственному деятелю ухода в качестве отца новой демократии переизбрание Карзая уничтожило его и без того проблемное наследие. В день выборов, который ООН назвало наихудшим эпизодом насилия в Афганистане за последние 15 лет, западные дипломаты обвинили Карзая и сподвижников в появлении как минимум 100,000 фиктивных бюллетеней и более 800 избирательных участков.

Можно было ожидать, что в бывшей зоне военного конфликта сохранится коррупция, но враждебное перетягивание одеяла на себя между Карзаем и администрацией Обамы оказалось губительным поворотным пунктом. Назвав обвинения в нарушении во время выборов «полностью сфабрикованными», Карзай посвятил следующие пять лет ухудшению отношений с США. Всегда выступая в роли пацифиста – об этом нюансе часто забывают при составлении планов о более агрессивной военной стратегии, - Карзай все чаще появлялся на публике, выражая свой гнев по поводу гибели гражданских лиц, проведения ночных рейдов и того, что он воспринимал как нежелание Америки перенести военные действия на территорию Пакистана.

За последний год Карзай отказался подписывать договор о безопасности, оговаривающий условия для долгосрочного присутствия американских войск, оставив решение этого вопроса следующему президенту Афганистана. Всего месяц назад Карзай сказал Washington Post: «В Афганистане не должно быть войны. Я считаю, что большая часть конфликта – это искусственное действо, от которого страдают афганцы».

Несмотря не все неудачи Карзая, трусливая политика и нереалистичные ожидания администрации Обамы ускорили ухудшение ситуации. Сразу после выборов Обамы, чиновники его администрации указали на необходимость появления «заслуживающего доверия партнера» в Афганистане, проигнорировав вероятность того, что Карзай победит, даже не прибегая к масштабному обману. Чтобы заработать очки на своей кампании по осуждению ошибок администрации Буша в Афганистане, Обама приказал увеличить американский воинский контингент на 20,000 человек, затем еще на 30,000 человек, почти удвоив численность войск США в Афганистане, доведя ее почти до 100,000 человек. Обама на самом деле не хотел увеличивать численность войск – ему потребовалось более 3 месяцев, чтобы принять такое решение, - но он боялся политических последствий за отказ на просьбу высших военных чинов. Введение дополнительных войск должно было создать «пространство для власти». Стратегия зависела от потенциала Карзая как лидера, но Обама не захотел сыграть роль наставника и не стал говорить с Карзаем напрямую. Из этого ничего не вышло. Уже перед проведением спорных выборов Обама передал «задачу по борьбе с Аль-Каидой в Афганистане» ныне покойному послу для специальных поручений Ричарду Холбруку, вице-президенту Джо Байдену и послу Карлу Эйкенберри. Хотя главнокомандующий и должен передавать полномочия по мере возможности, отношения в военное время имеют большое значение. Это было пренебрежение, о котором Карзай так и не смог забыть.

Стабилизаторы настроения требовали шоковой терапии. Вместо того чтобы выносить биполярную манию Карзая ради периодов просветления и сотрудничества, дипломатическая модель Обамы выступала на противодействие ключевому партнеру. Если политические элиты с основным сходством в богатстве, влиянии и престиже не могут найти общих точек соприкосновения, карательные акции и идеологическая борьба с повстанческим движением не будет эффективной.

Обама ясно заявил о своей позиции, объявив о сокращении инвестиций на $120 млрд. Министр обороны Роберт Гейтс заметил, что все больше занимались попытками выйти из ситуации, а не вопросами стратегии. «Президент не доверяет своему военачальнику, не переносит Карзая, не верит в собственную стратегию и не считает эту войну своей, - написал Гейтс в своих мемуарах. – Для него все это сводится к вопросу выхода».

Сегодня Афганистан – гораздо более неспокойное место, чем во время прихода Обамы к власти. Сейчас погибает меньше американцев, но гибнет гораздо больше мирных жителей Афганистана. Больше оружия, больше полевых командиров, больше отрядов ополчения – вот оно, наследие Обамы. Вот что происходит, когда ты не можешь признать реальное положение дел и в военное время так или иначе участвуешь в боевых действиях – ты просто терпишь поражение.

 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту