Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

«Компонуется. Смотрится. Вяжется…». Юбилейные диалоги с Нонной Верховской

04/08/2019 7 Дней

28 марта отметила юбилей Нонна Верховская – искусствовед, автор эссе по истории искусств, автор и ведущая программ радио 1330 АМ. В связи с этим значительным событием радио «Резонанс» пригласило Нонну в студию, где ведущие программы «Вечерний экспромт» побеседовали с юбиляршей. Разговор в эфире длился два часа и продолжился после программы - уже вне эфира. Ниже приводим лишь часть вопросов и ответов из этого интервью.

Радио «Резонанс»: Нонна, это приглашение в студию давно ждало своего времени, мы приурочили его к знаменательному событию в жизни семьи Верховских – Вашему юбилею. Поздравляем и желаем Вам вдохновения и ещё многих-многих плодотворных лет!

Нонна Верховская: Здравствуйте, дорогие коллеги, дорогие радиослушатели, очень рада приветствовать всех. Прежде всего - спасибо за поздравления и за то, что отмечаете эту дату вместе со мной в такой прекрасный весенний день.

Нонна, юбилей – как он чувствуется?

Подкрался совершенно незаметно. Вообще, я сказала когда-то, что мне уже 49 исполнилось и что больше этой даты мне никогда не будет (смеётся). Очень удивлена этому юбилею и рада всем поздравлениям.

Давайте поговорим про Ваших родителей, семью. Была ли она такой же близкой к искусству, к театру, кино, музыке, как Вы сейчас?

Никакой непосредственной близости к искусству в семье не было, но была большая любовь к нему – к поэзии, театру, балету. Папа отдавал предпочтение литературе и театру, очень хотел, чтобы я читала стихи со сцены. Он не думал, чтобы непременно была актрисой, но, возможно, литературоведом, человеком, который может интересно рассказывать о литературе, поэзии. Папа знал всего Есенина, мог читать его часами, не заглядывая в книги. Папа меня в первом классе повел в Историческую библиотеку и читал мне необычайно вдохновенно, вслух Одиссею прямо в библиотеке. Тяжеловато мне это было воспринимать, но меня впечатлил размер самой книги и изумительные иллюстрации Гюстава Доре. Это навсегда осталось в памяти. Мама была заядлой театралкой. Она очень странным образом воспитывала меня. Мама и я посещали все премьеры Большого театра и театра Станиславского. Реже оперу, чаще балет. Надо сказать, я не успевала в такие вечера готовить домашнее задание, но мама не очень переживала. Она писала учителю записку: «У Нонны болит голова, сегодня в школу она не придет». Если в школе я показывала не лучший результат такого метода воспитания, то в дальнейшем, в моей профессии, мне это пригодилось. Если у нас не было билета на премьеру, мы его ловили. Мама ставила меня у одной колонны, сама вставала у другой, и мы умоляюще спрашивали, нет ли лишнего билетика.

Помните самое яркое впечатление из детства?

Да, «Ромео и Джульетта» с Галиной Улановой. После этого я не могу заставить себя пойти на современные постановки этого балета, люблю и смотрю многие, но не этот. В детстве и в юности у меня было очень интересное окружение, хотя я не считаю, что непременно окружение, среда и воспитание должны возбудить в человеке любовь к прекрасному, к искусству. Я была знакома со многими людьми, которые были лишены этого в детстве. Как говорил Валерий Белякович, «Я ни в какие театры не ходил, у меня был театр жизни». Я, помню, брала у него интервью, это меня впечатлило. Мне повезло, мне было легче. Моя семья соседствовала и дружила с семьей Межировых, и я училась с 1-го класса по 8-й с их дочерью, поэтессой Зоей Межировой, всю жизнь до зрелости провели вместе (надо сказать – дружим и сейчас). Её мама Лёля отвела нас в 4-м классе на занятия в Клуб юных искусствоведов в Музей Изобразительных искусств. Это давало нам возможность соприкоснуться с удивительными произведениями искусства, нас пускали в запасники, и мы могли посидеть на испанском или французском троне 14-16 века, могли потрогать реликвии. У нас не стояло вопроса к концу школы -- кем стать, кем быть и куда идти, мы знали, что идем на искусствоведческое отделение и будем заниматься искусством. В Клубе юных искусствоведов была уникальная возможность для простых детей совершить автобусные поездки за счет музея по всем крупнейшим городам и столицам союзных республик, начиная с Петербурга, - Прибалтика, Кавказ, Средняя Азия, все жемчужины архитектуры и искусства. Ближе к старшим классам и на первых курсах большое впечатление на меня произвела книга Муратова «Путешествие по Италии». И - это было счастье! - у меня сложилось в советское время свое путешествие по Италии, в 1973 или 72 году.

Как можно было попасть в то время в Италию?

Это удивительная история. Образовалась группа из разных творческих организаций, и мне повезло – меня из Центра моды, где я какое-то время заменяла комментатора модных показов, допустили к поездке в Италию. Надо сказать, что я к тому времени уже вышла замуж, у нас только родился сын Рома, ему был годик. И тут такое предложение! Всех участников поездки, конечно, вызывали в райком для разговора, все очень волновались и готовились, сдавали своеобразный экзамен, ведь одно не то слово -- и вас вычеркивают из списка. Это были 12 невероятных дней! Самое большое впечатление от Италии оставил даже не Рим (меня там раздражали две вещи: утренний безумно ранний бой колоколов, не дававший выспаться, и странный запах, будто в городе не убирали мусор), особое впечатление – Венеция, этот город-хамелеон. Вечером калейдоскоп огней, сияние цветов и красок, маленькая театральная площадь, на которой шло представление, как во времена Гольдони, а утром – другой свет, будничная атмосфера, бегут студенты с книгами. Ещё интересное воспоминание – о сопровождающих нас людях в штатском. Моя подруга, прекрасный скульптор, рассказывала о своём опыте. К ней подошел перед началом такой поездки незнакомый мужчина из группы и попросил объяснить, как искусствоведы между собой общаются, посещая музеи. Он не хотел выделяться из группы. Она объяснила: «Я Вам рекомендую делать так: сначала подойдите поближе к картине, затем отойдите, немного откиньте корпус и скажите глубокомысленно «Хм… компонуется…». Потом подойдите еще ближе, произнесите «Смотрится…», а после паузы – «Вяжется!». И будьте уверены, что вас примут за своего». Вот такая универсальная формула для тех, кто хочет сойти за искусствоведа.

Нонна, какую работу, какое дело Вы считаете главным в Вашей жизни?

Искусствоведение, экскурсии - это и есть любимое дело моей жизни. Если бы не отъезд в Америку, я бы продолжала этим заниматься по сей день. Другие обстоятельства вынудили меня к отъезду, это не касается моей работы -- работа была удивительная, потому что это контакты и дружба с очень талантливыми разными людьми. Это были встречи с художниками, я приходила к ним в мастерские, знакомилась с их работами и прямо в мастерских отбирала работы и договаривалась о выставках. Выставки были всесоюзные и зарубежные. Я не была цензором, но работала в художественных советах, и мы, можно сказать, решали судьбу картин: будут ли они выставлены в том или ином зале, поедут ли работы за рубеж. Я была из молодых членов совета, которые противостояли старому закаленному составу, разница в поколениях была очень существенна.

Определять качество картин - это же крайне субъективно, как такое решение может выносить художественный совет?

Так же, как вы оцениваете фильм, спектакль. Здесь работает то, что называется «насмотренностью»: если вы ежедневно читаете стихи и сравниваете разных поэтов, у вас вырабатывается определенная высокая планка и вы уже видите хорошие стихи и плохие.

Но глаз «замыливается», свежесть восприятия уходит, вступает в силу элитаризм… Если на такой принцип ориентироваться, можно запросто того же Модильяни – нового, неожиданного – «просмотреть».

Говорят, высокий вкус - это то, без чего не может быть произведения искусства. Даже непросвещенная публика это ощущает. Если дать ей на выбор какие-то работы, я уверена, большинство людей оценили и выбрали бы самое удачное и высокое.

Вы не только искусствовед и экскурсовод (несомненно – самый востребованный в чикагской общине), Вы автор очерков, эссе, рецензий.

Да, была и есть. Ещё и автор радиопрограмм, а теперь – и телесюжетов для канала «Настоящее временя». Здесь, на радио 1330 АМ мы сделали вместе много интересных передач, например, «Галерея», «Мосты культуры». Жизнь сводила меня с многими талантливыми и интересными людьми: Евтушенко, Межиров, Валерий Белякович, Евгений Писарев, я написала об очень интересных работах мастера керамики Галы Соркиной, и вышел её замечательный альбом, о книге стихов и рисунков Рены Яловецкой «Дуралеи», мои статьи регулярно печатает «Независимая газета». И ещё столько планов!

Кстати, о планах: приглашайте наших слушателей и читателей на юбилейный вечер!

С удовольствием! Мой творческий вечер «Мир искусствоведа» - это больше, чем итог моей 45- летней творческой деятельности. Это ещё и экспозиция работ из личной коллекции, которые мне дарили художники, я прочту много интересных стихов, будут видеосюжеты и видеоинтервью. У меня огромный видеоархив -- благодаря моему мужу, кинооператору Григорию Верховскому, и сыну, телеоператору Роману Верховскому. Всех жду! До встречи.

Творческий вечер Нонны Верховской «Мир искусствоведа» состоится в субботу, 6 апреля, в центре «Круг» по адресу 1400 S Wolf Rd., # 100, Wheeling. Начало в 7 часов вечера. Вход свободный.

Запись радиоинтервью с Нонной Верховской от 03.29.2019 (время с 17:00 до 19:00) можно слушать в архиве радио «Резонанс» на сайте chicago1330.com.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту