Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Ливия: повесть о двух государствах

04/10/2015 7 Дней
libya

Прошло более четырех лет с начала революции в Ливии, и два конкурирующих правительства страны ведут охватившую всю нацию борьбу, целью которой является захват прибыльного нефтяного сектора, производящего большую часть богатства страны, и другие ценные активы, такие как аэропорты и границы.

Пока идет борьба, а Организация Объединенных Наций пытается выступить посредником в установлении мира, инфраструктура Ливии рвется в клочья, а средства подходят к концу.

На этой неделе премьер-министр из Триполи Омар аль-Хасси был вынужден уйти в отставку из-за обвинения в финансовых махинациях, а премьер-министр из Тобрука Абдулла аль-Танни публично пожаловался на свое правительство.

«Здесь есть две временные рамки, - пояснил Джеффри Ховард, аналитик британской компании Control Risks. - В краткосрочной перспективе ожидается значительный всплеск насилия. Но в долгосрочной перспективе, группы, чьи экономические интересы пострадали, заставят людей решить ситуацию».

Будучи частью традиционно консервативного суннитского общества, многие ливийцы считали, что после кровавого свержения бывшего лидера Муаммара Каддафи в 2011 году их страна будет полностью преобразована - за исключением религии. Тем не менее, племенные группы, борющиеся за свои собственные интересы, образовали альянсы в рамках государственных и военных союзов – будь то «Ливийский Рассвет» в Триполи, или операция «Достоинство» в Бейде и Тобруке на востоке - и их локальные конфликты предстали в большом национальном контексте.

Бойцы из ИГИШ урвали возможность посреди этого хаоса, возникнув в Дерне и совсем недавно - в Сирте, где они сейчас столкнулись с «Ливийским рассветом».

Путь Ливии к статусу процветающего демократического государства начался в 2012 году, под властью Национального переходного совета (НПС), с первых национальных выборов. Приток иностранного финансирования и зарубежных компаний, дипломатов, организаций гражданского общества и сосланных ливийцев, вернувшихся домой, дал большие надежды на то, что будущее Ливии будет светлым.

Но тут зазвонили предупреждающие колокола. Во-первых, у объединившихся революционных общин были разные интересы. Например, в Дерне, известной своей несгибаемой оппозиции к Каддафи, некоторые бойцы приняли участие в революции 2011 года и ушли на фронт, объясняет Мэри Фицджеральд, эксперт по ливийским вопросам. «У других в то время было двойственное отношение к НПС, - сказала Фицджеральд в своем недавнем интервью. - Говорили, что у власти стоят либерально настроенные или светские деятели, поэтому многие сомневались в том, что под знаменем НПС стоит сражаться».

После революции лидеры НПС подвергались преследованиям и обвинениям в коррупции, поскольку они платили ополченцам, иногда вдвойне, и непреднамеренно увеличили присутствие военных.
Старейшины не смогли остановить войну между племенами за землю и ресурсы. Бенгази, находясь в центре революции, требовал решающего голоса. Эти общины, обособленные благодаря «арабизации» Каддафи, снова ощутили, что их игнорируют, равно как женщины, журналисты и активисты. И обычные ливийцы едва ли поняли, кто баллотировался на выборах 2012 года.

В мае 2014 года силы операции «Достоинство» генерала Халифа Хафтара, ссыльного перебежчика эпохи Каддафи и информера ЦРУ, схлестнулись в Бенгази с вооруженными группами. В следующем месяце исламские кандидаты потерпели поражение на парламентских выборах. В международном аэропорту Триполи вспыхнула борьба между «Ливийским рассветом» и коалицией Хафтара. В результате кровопролитного сражения, «Ливийский рассвет» захватил контроль над столицей.

Сейчас в Ливии действуют два враждебных правительства.

Рост международного и внутреннего недовольства правительствами двух стран - наряду с продолжающимся насилием и сокращением объема ресурсов для финансирования экономики страны, работ и услуг - делают краткосрочные перспективы Ливии все более и более мрачными.

«В 2011 году я думал, что наши политики - сущие ангелы, - говорит Абдул Хади, 22-летний студент из Яфрана. - Мы были слишком оптимистичны. Я не знал, что им нужны были земли и власть. Я не ожидал, что перед нами возникнут такие проблемы».

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту