Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Меры строгой изоляции для борьбы с Ковид - слишком грубые и дорогостоящие

09/14/2020 7 Дней
Через 5 месяцев после начала пандемии Covid-19 стало ясно, что меры изоляции - слишком резки и затратны

Через 5 месяцев после начала пандемии Covid-19 стало ясно, что меры изоляции - слишком резки и затратны

В ответ на возникновение нового смертельного коронавируса правительства многих стран ввели суровые меры, не использовавшиеся ранее в новейшей истории: многочисленные строгие ограничения на повседневную деятельность привели к сильнейшему в мирное время спаду мировой экономики со времен Великой депрессии.

По всему миру без работы остались 400 миллионов человек, из них 13 миллионов – в Америке. В этом году мировую экономику ожидает спад на 5%, что намного выше аналогичного показателя во время финансового кризиса.

Несмотря на высокую цену подобных действий, многие политики не видели альтернатив и воспринимали экономический кризис как побочный эффект кризиса здравоохранения. Они приказали закрыться отдельным бизнесам и попросили людей оставаться дома, при этом никто не проводил полноценный анализ преимуществ и рисков, которые обычно предшествуют использованию новых способов лечения.

Времени на сбор этих данных не было: приоритетом стала защита жизни граждан, которым угрожал новый вредоносный микроорганизм.

Через 5 месяцев стало ясно, что меры изоляции - слишком резки и затратны. При этом есть альтернативные и менее затратные способы замедления распространения эпидемии. С ростом количества заражений в США некоторые эксперты предупреждают политиков о необходимости более точечных ограничений и действий вместо очередного этапа поголовной самоизоляции.

Экономист Гарвардского университета Джеймс Сток заявляет, что мы находимся на грани экономической катастрофы. Он вместе с эпидемиологом Майклом Миной и другими учеными занимается моделированием методов предотвращения роста смертности без экономически опасной самоизоляции. «Мы можем избежать ужасной катастрофы, если будем соблюдать дисциплину», - говорит Сток.

Основные сложности для экономики возникают в основном не из-за больных, а из-за здоровых людей, которые пытаются не заболеть: покупатели и работники, которые сидят дома, и компании, которые реорганизуют или останавливают производство. Некоторые делают это по собственному желанию, поэтому независимо от ограничений правительства полностью избежать экономических последствий не получится.

Разделить последствия добровольных и государственных ограничений очень сложно. При этом из-за взаимосвязанности пандемии и экономической активности многие эпидемиологи и экономисты заявляют, что экономика не сможет восстановиться, пока нам не удастся взять вирус под контроль. В конце июля представитель Федерального Резерва заявил: «путь развития экономики в значительной степени будет зависеть от вируса».

Подобные заявления оставляют открытым вопрос о допустимом уровне заражений, что, в свою очередь, определяет вводимые ограничения. Если единственно допустимый уровень - полное отсутствие заражений, введение новых строгих режимов самоизоляции нужно будет проводить периодически как минимум до разработки эффективной вакцины и способов лечения. Многие страны отказались от подобного пути.

Как в прошлом, так и в современном мире до COVID-19 режимы самоизоляции не являлись стандартным инструментом защиты от эпидемии. Например, в рекомендациях по борьбе с пандемией в Канаде говорится, что ограничения на передвижения –«непрактичны и невозможны». В 2017 году Центр по контролю и предотвращению заболеваний США в своих рекомендациях по борьбе с пандемией гриппа не вводил ограничений на передвижения и не требовал закрытия компаний даже во время самых сильных вспышек гриппа.

Поэтому когда в январе Китай закрыл Ухань и провинцию Хубей, а в марте Италия ввела режим самоизоляции, многие эпидемиологи посчитали подобные меры вредными и потенциально неэффективными. К концу марта они сменили свою точку зрения. Сообщения о переполненных больницах в Италии и многочисленных смертях шокировали людей по всему миру.

Тайвань, Южная Корея и Гонконг оказались первыми примерами эффективной борьбы с Covid-19 без ввода режима самоизоляции. Наученные опытом эпидемий SARS, MERS и птичьего гриппа, в скором времени они запретили поездки в Китай, ввели массовое тестирование для изоляции зараженных и начали отслеживать их контакты.

Швеция пошла по другому пути. Вместо режима самоизоляции в там ввели лишь незначительные ограничения для поддержания уровня заражений на приемлемом для системы здравоохранения уровне. В настоящее время количество зараженных и умерших в Швеции сопоставимо с другими странами Европы. Многие говорили, что таким образом Швеция пытается добиться коллективного иммунитета.

В марте для США было поздно использовать опыт восточной Азии по массовому тестированию и отслеживанию контактов. Разработка и распространение тестов начались неудачно, поэтому многочисленные случаи заражений оставались незамеченными. Даже сейчас в США проводится менее 20 тестов на каждый случай заражения, при этом на Тайване и в Южной Корее в пиковые периоды данный показатель доходил до 500 тестов.

От шведской стратегии также отказались. В середине марта британские ученые провели исследование, согласно которому отсутствие социальной дистанции приведет к заражению 81% населения, при этом от вируса погибнет 510 тысяч человек в Великобритании и 2,2 миллиона человек в США.

 

Данные цифры оказались слишком высокими. Подобные прогнозы стали еще одним поводом для лидеров Великобритании и США ввести режим самоизоляции.

При этом изначально цели подобных ограничений казались непонятными, особенно учитывая разнообразие используемых терминов. Основным показателем распространения эпидемии является репродуктивное число «R», которое обозначает, сколько человек заразит каждый вирусоноситель. Если R больше единицы, то количество новых заражений будет расти до возникновения коллективного иммунитета или вакцинации достаточного количества людей. Если R меньше единицы, то количество новых заражений упадет до нуля, при этом приезд новых заболевших может спровоцировать вспышки заболевания. Майкл Мина заявляет, что при снижении влияния заболевания целью является R на уровне единицы, при этом прекращение распространения возможно только при значении R ниже единицы.

По словам нобелевского лауреата по экономике Пола Ромера, США так и не определились со своей целью. Снижение влияния означает принятие сотен тысяч новых смертей для достижения коллективного иммунитета – ни один из глав государств не согласился на подобное. При этом полное прекращение распространения означает, что подобных мер придется придерживаться столько, сколько потребуется.

Некоторым странам удалось прекратить распространение путем ввода режима самоизоляции. Китай избавился от эпидемии в провинции Хубей и не допустил новых вспышек в других регионах за счет тотального карантина и контроля населения, которого сложно достичь в условиях западных демократий.

В Новой Зеландии на 2 месяца ввели один из самых строгих режимов самоизоляции. После 102-дневного периода без заражений, в стране возникла новая вспышка, которая привела к повторному вводу ограничений.

Для подобных мер США не хватает авторитарности Китая и терпения Новой Зеландии.

В середине апреля советники президента по здравоохранению выпустили рекомендации для штатов по выходу из режима самоизоляции, среди которых 14-дневное снижение количества новых случаев и возможность протестировать и отследить всех граждан с симптомами гриппа. Директор Национального института изучения аллергических и инфекционных заболеваний Энтони Фаучи заявил, что здоровье и безопасность граждан являются для них приоритетом и основной целью. Однако в этот же день президент Трамп четко дал понять, что для него приоритетом является экономика: «Длительный режим самоизоляции, подкрепленный вынужденным экономическим спадом, приведет к огромным и разнообразным последствиям для здоровья населения».

Доктор Мина говорит, что США изначально могли сделать своим приоритетом экономику, избрав стратегию Швеции и приняв высокие показатели смертности, или сделать приоритетом здоровье и сохранить режим самоизоляции до значительного снижения новых заражений, что позволило бы тестировать и отслеживать новые вспышки, как это было в некоторых северо-восточных штатах, например, в Род-Айленде.

Большая часть США отказалась от обоих вариантов. Результатом стала полная катастрофа, когда экономика страдает от постоянных поисков правильного решения, при этом происходит постепенное изменение ситуации, при котором компаниям приходится закрываться навсегда.

Опыт прошедших месяцев показывает необходимость применения альтернативных решений: вместо самоизоляции необходимо использовать только те меры, которые гарантированно спасут максимальное количество жизней и при этом окажут минимальное влияние на экономику и социальную жизнь. Например, социальная дистанция может стать хорошим инструментом для управления рисками среди разных возрастных групп. Вирус особенно опасен для пожилых людей – в домах престарелых проживает всего 0,6% населения, при этом на них приходится 45% всех смертельных случаев от Covid-19. Более строгие меры изоляции данной группы населения позволят спасти много жизней с минимальными последствиями для экономики.

С другой стороны, за этот год от Covid-19 погибло меньше детей, чем от гриппа. При этом исследования показывают, что учителя не подвержены большему риску заражения, чем другие группы населения. Это позволяет предположить, что открытие школ вне массовых очагов заражения с соблюдением мер профилактики не должно усилить распространение эпидемии, при этом подобные меры благоприятно скажутся на работающих родителях и детях.

Исследования доктора Мина показывают, что большая часть заражений происходит на мероприятиях с повышенным риском заражения – к ним относятся сборы в помещениях с обсуждениями, пением и дискуссиями, например, свадьбы, спортивные мероприятия, религиозные службы, ночные клубы и бары. В данном случае самым выгодным решением может стать обязательное ношение масок. После того, как в начале апреля в немецком городе Йена ввели обязательное ношение масок в общественных местах и на работе, количество заражений уменьшилось вдвое. По оценкам Goldman Sachs Group, США может сохранить 5% ВВП за счет введения масочного режима взамен более затратного режима самоизоляции.

Некоторые эпидемиологи и экономисты заявляют, что рост количества тестов поможет восстановить экономику без вакцины. Доктор Мина приводит в пример бумажные тесты, которые способны определить вирус по образцу слюны за несколько минут. Точность определения у подобных тестов ниже, чем в лаборатории, однако подобный способ быстрее и выгоднее.

Команда доктора Мины и Стока разработала «умный» план восстановления экономики на основе частоты контактов и уязвимости 5 демографических групп и 66 экономических секторов. Согласно их плану, большинство компаний возобновляют деятельность с соблюдением рекомендации по социальной дистанции, гигиене и работе из дома; школы возвращаются к работе; вводится масочный режим; церкви, спортивные организации и бары остаются закрытыми.

По их оценкам, проведенным в июне, это приведет к тому, что к концу этого года в США умрет на 335,000 меньше людей, чем если бы все ограничения были немедленно сняты. Но они говорят, что план также позволит удержать объем производства на 10% выше, чем если бы был введен второй раунд строгих карантинных мер.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту