Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

О наготе физической

miller

И увидели, что они наги,

                                                                                   И устыдились.

 

Человеческое общество как целостная автономная система существует благодаря наличию в нем писанных и неписаных правил общежития, законов, традиций, табу и безоговорочного подчинения им его членов. Нарушители законов представляют собой угрозу целостности всего социального организма, поэтому она стремится их нейтрализовать всеми возможными способами, вплоть до физического устранения. Существует целая сложная система для выявления нарушителей и их нейтрализации: это воспитательные и образовательные учреждения, формирующие общественное сознание; правовые институты, силовые ведомства, карательные органы. Такая своеобразная иммунная система общества предохраняет его от разложения и превращения в хаотическую бесформенную массу людей, движимых сиюминутными импульсами, чья непредсказуемость разрушительна, движения бесконтрольны, разрозненны и неуправляемы. В стабильно функционирующих сообществах элементы, не доросшие до общего уровня сознания, вынуждены слепо и не рассуждая подчиняться законам, при этом не понимая их, не осознавая их смысла и значения. Правила общежития, привитые им с детства, воспринимаются ими, как непререкаемые догмы, не требующие доказательств. Зрелые члены общества, или традиционалисты-консерваторы, вполне осознанно следуют законам и уважают традиции. Они отчетливо видят, или подозревают, глубокий смысл одних табу и скептически относятся к другим. Однако, сомневаясь в целесообразности последних или даже отмечая их деструктивность, традиционалисты все же избегают их открытого нарушения. Но сегодня на передний общественный план выступает многочисленная разношерстная группа людей, бросающая дерзкий вызов своему родному сообществу. Принято считать, что это передовая, думающая и прогрессивная часть населения. Думающая – да, может быть. По крайней мере, поначалу многие из них пытаются самостоятельно осмыслить социальную действительность в меру своих возможностей, часто небольших, ибо большинство вскоре подпадает под стереотипы своей среды и затем бездумно следует ее установкам, правилам и догмам. Таким образом, эти думающие и передовые мало чем отличаются от своих с презрением отвергнутых собратьев. Творческая часть прогрессивных потрясателей основ со страстностью неофитов верно служит своей идеологии и, воспевая ее идеалы в своих произведениях, занимается ее откровенной апологетикой. Постепенно они формируют общественное сознание, подчиняют его себе, пользуясь популистской риторикой, обаянием гуманных лозунгов и шоковой терапией новомодного акционизма. Но не все новое прогрессивно, то есть служит общественной эволюции. Часть этого нового властно тянет общество назад, обесценивая его достижения и направляя их против самого общества. Это явный регресс. А преобладание регрессивных процессов над прогрессивными знаменует печальный закат славной цивилизации, что уже давно отмечали некоторые ее представители. Вот именно эти некоторые и есть реальная думающая, прогрессивная и передовая часть общества, способная увидеть рациональное в новом и без колебания отвергнуть вредное и разрушительное, часто «завернутое» в красивую упаковку очередной модной идеи. Именно думающие и образованные имеют возможность проанализировать новое явление, отыскать его аналоги в Истории, проследить исторические параллели и таким образом предвидеть последствия внедрение этого нового в общественное сознание. Мыслящий человек в каждом явлении прозревает множество аспектов и уровней, тогда как узкое мышление концентрируется на одном из них, отвергая или игнорируя все остальные. Таким образом, лучшие члены общества осознанно защищают и оберегают культурные, нравственные и духовные достижения цивилизации и категорически не приемлют зловредные модные веяния. Они собственным примером вдохновляют сограждан сберегать все ценное в обществе, разумно фильтровать новое и защищаться от разрушающего зла.

Среди множества общественных табу, таинственных по своему происхождению, и принятых когда-то человечеством интуитивно или под влиянием каких-либо внешних сил, несомненно, есть немало явно устаревших, подлежащих критическому пересмотру или даже отмены. Много общественных споров и дискуссий идет вокруг одного из этих стойких табу человеческого рода. Речь идет о негласном запрете на прилюдное обнажение своего тела. Строгость запрета варьирует в широких исторических и этнокультурных пределах. Однако этот запрет удивительно живуч и в тундре, и в жаркой Африке, в связи с чем выливается в разнообразные формы и размеры фиговых листочков: от паранджи до набедренной повязки. В чем же секрет этой живучести? Почему общество упорно отвергает телесную наготу человека, созданного по идеальному образу и подобию, в тайне мысленно лелея этот образ, всей душой стремясь к нему, воспевая его и многократно воплощая на художественных полотнах и в скульптуре? Тщательно прикрывая срамные места на публике, иные с трепетом листают порно журналы, жадно приникают к «замочным скважинам», пытаясь урвать «кусочек» чужой наготы; они отрываются в общих банях и предаются разнузданным оргиям, растворяясь своей плотью во плоти себе подобных. А иные, стыдливо прячась в темных зарослях парка от досужей толы, вдруг шокируют одинокую девушку своей внезапной откровенностью.

Что это, вселенское ханжество, досадный пережиток прошлого? Не пора ли отменить эти глупые запреты, а все эти плавки, панталоны, бюстгальтеры выбросить на свалку Истории? Этого давно требуют различные борцы за полное раскрепощение человеческого тела, свободного и прекрасного в своем естестве. Если так, то следует признать нудистов и сумасшедших феминисток передовыми членами общества. Только вот забыли они спросить согласия тех же вуайеристов и эксгибиционистов, разом лишая их вожделенных препон, обостряющих их специфические ощущения. Согласятся ли современные земные гурии освободиться от соблазняющих покровов, пусть даже условных и эфемерных, в виде стрингов? Будут ли счастливы мужчины, повсюду созерцающие женскую наготу, ставшую такой пресной и до скуки привычной? И зачем лишать толстушек или худышек прекрасной возможности подчеркнуть свои физические достоинства и скрыть досадные изъяны? Гуманно ли отнимать смысл жизни у армии кутюрье и их многочисленных поклонниц и поклонников, у модисток, портных; зачем рушить текстильную промышленность?

Запрет на публичное обнажение, как и любое явление, имеет множество резонов: практический, гигиенический, этический, эстетический, нравственный, духовный. Самый очевидный из них практический, материальный аспект, который почему-то игнорируется современным общественным сознанием. Любая одежда, прежде всего, защищает тело и особо уязвимые его части от механической травмы от холода, жары, чрезмерного ультрафиолетового излучения, от попадания инфекции и паразитов через открытые безжалостному миру слизистые мембраны. Тот же проклятый лифчик защищает нежную женскую грудь от случайных травм, предупреждает преждевременное обвисание бюста, что наглядно демонстрируют обнаженные, не знавшие пут торсы совсем нестарых еще женщин примитивных африканских племен. Очевиден и этический аспект запрета. Правила поведения призваны регулировать общественную жизнь, вносить в нее порядок, облегчать работу всех ее структур. Нарушение данного правила приводят к досадным сбоям в этой жизни, повседневный рациональный ход которой нарушается грубым и неуместным вторжением в нее мощных эротических переживаний, сбивающих людей с толку, вносящих хаос в их деятельность. Это есть не что иное, как этическое насилие над обществом. Понятны и оправданы требования от прихожан храмов сугубой скромности в одежде и поведении, дабы оградить особую духовную атмосферу храма от проникновения в нее мирской обыденности и позволить молящимся сконцентрироваться на размышлениях о вечном. Назойливая демонстрация своей наготы в публичных местах, бесцеремонное навязывание своих «совершенств» публике можно назвать эстетическим насилием над обществом, ибо понятие о красоте у всех настолько разнообразное, что реакция на бесстыдно демонстрируемое грубое нарушение ее канонов может оказаться весьма болезненной, вплоть до тошноты и обмороков. Отсюда вытекает и нравственный аспект данного запрета. Хороший человек достаточно гуманен и тактичен, чтобы грубо не вторгаться в эмоциональное, ментальное и физическое пространство других людей, причиняя ущерб их психике и физической деятельности. Природное чувство вкуса и такта подскажет умной женщине, как одеваться и вести себя соответственно ситуации, чтобы всегда оставаться соблазнительной, желанной, приятной и необременительной для окружающих. А для особо озабоченных в свободном обществе есть нудистские пляжи, стриптиз клубы, порно журналы и порно сайты и, наконец, сумрачные аллеи и «замочные скважины».

Но никакие запреты и табу не умаляют совершенную красоту человеческого тела, озаряющую физическую любовь, вдохновляющую художников, влекущую пытливые умы ученых; такую опасную в своем величии и всемогуществе для всевластия замшелых религиозных мракобесов, тщетно пытающихся длиннополыми одеяниями, хиджабами и платками скрыть ее от всевидящего ока судьбы.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту