Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Памяти Якова Самойлова

Trabskiy-1

На 92-м году жизни ушёл от нас скромный, неугомонный человек большого таланта с невероятно трагической солдатской, но в целом, счастливой судьбой. То, что он рассказывал мне во время наших встреч, могло бы стать сюжетом большого романа или полнометражного художественного фильма.

Яша родился в еврейской семье, в живописном украинском городке Пирятин на Полтавщине. Под влиянием мамы-художницы с ранних лет он проявил любовь к искусству, музыке, рисованию. В начале 30-х годов в Харькове мальчка прняли в группу особо одарённых детей по классу скрипки, а в семнадцать летилетним он стал студентом Харьковской консерватории. В день окончания 1 курса началась война. Попал в запасной стрелковый полк, где не было ни исправных винтовок, ни пригодной еды, ни военной формы. Когда наступили морозы, этот голодный, безоружный полк под натиском наступающего врага в драных шинельках, летнем обмундировании, обмотках и рваных ботинках совершил 1000-километровый марш до реки Волги. За время этого марша полковая колонна от голода и холода стала вдвое короче. Яков остался жив, но отморозил ноги...

Весной 1942 года его полк попал в окружение... Якову с несколькими солдатами удалось бежать. Надеясь выйти к своим, они присоединились к пастухам, угонявшим от немцев стадо колхозных племенных быков к Волге. Одна из артиллерийских батарей фашистской дивизии «Эдельвейс», наступающей к Сталинграду, перехватила стадо быков вместе с оборванными советскими солдатами. Так Яков Самойлов оказался в лагере для военнопленных. Несчастный и истощённый, как подросток, он, прекрасно знающий украинский и отдельные фразы немецкого языка, внешне совершенно не был похож на еврея. Снова бежал. Бродя по станицам, представлялся по фамилии своего харьковского друга- Юра Пентов. Ещё раз Яков оказался в лапах гитлеровцев, которые заставили военнопленных рыть котлованы для разбитых под Сталинградом немецких танков. Затем с остатками отступающей 16 танковой дивизии он как военнопленный оказался в городе Сталино (нынешнем Донецке).

В немецкой комендатуре узнав, что «Пентов» умеет рисовать (с детства, кроме музыки, рисование у него было вторым хобби), его определили в похоронную команду и приказали на кладбище оформлять надписи и кресты на могилах убитых на Восточном фронте гитлеровских офицеров и солдат. В тех ужасных условиях плена, как вспоминал Яков, ему посчастливило выжить только благодаря тому, что и среди немцев оказались порядочные люди, которые проявили к нему человечность, спасли от смерти и угона в Германию. Всю свою жизнь он вспоминал с благодарностью унтер-офицера Германа Миллера и обер-ефрейтора Вилли Мюллера...

Когда главный город Донбасса освободила Красная армия, всем военнопленным приказали явиться на сборный пункт и объявили: кто попал в плен в 1941-1942 годах, остаться в строю, а кто в 1943-м - сделать десять шагов вперед. С последней группой «занялся» СМЕРШ, а остальные были направлены на пополнение советских воинских частей. Яков попал в мостостроительную бригаду. В перерыве между возведением мостов как скрипач он организовал джаз-оркестр, который начал давать концерты для солдат. 23 февраля на концерте в день Красной армии он сыграл «Венгерский танец» Брамса и «Радость любви» Крайслера. Как когда-то в консерватории. Но если в плену ни немцы, ни полицаи не усматривали у Якова еврейских черт, то его начальник, малограмотный старший сержант Хохлов с первых же дней в казарме начал издеваться над ним. Однажды тепение Якова лопнуло, и он своего командира ударил. За это батальонный товарищеский суд постановил: солдата Самойлова отправить в «штрафную» роту на передовую. Там, у реки Ингулец, «штрафников» накормили, напоили водкой и приказали атаковать немецкие оборонительные позиции. В ожесточённом бою из 200 «штафников» в живых осталось не больше шестидесяти. Яков был ранен в ногу. Два солдата вынесли его, истекающего кровью, с поля боя. В госпиталях после нескольких операций ему спасли ногу, но на всю жизнь он остался калекой.

На костылях Яков Самойлов вернулся в Харьков и тут же продолжил учёбу в консерватории. Весной 1945 года он стал дипломантом Всеукраинского конкурса музыкантов-исполнителей и тогда же женился на девушке Рашель, которую любил с детства. В следующем году Самойлов перевёлся из Харькова в Ленинградскую консерваторию, которую окончил в числе лучших. Но, как признался мне Яков, никогда до войны, ни на фронте, даже в штрафбате, он так болезненно не ощущал к себе открытого антисемитизма, как в Ленинграде в конце 40-х -начале 50-х годов. Участвуя во многих творческих конкурсах, в каждом он неизменно побеждал. Но и в оркестре Ленинградского радио, и в симфоническом оркестре филармонии под руководством Евгения Мравинского получал лишь один ответ: «евреев не принимаем». Чтобы как-то жить, ему пришлось несколько лет, работая по совместительству, на концертах выступать солистом, временно играть в оркестрах разных театров, на радио, телевидении. Но самыми плодотворными годами жизни Яков Самойлов считает те 20 лет (до 1968 года), когда ему, концертмейстеру эстрадного оркестра Ленинградского театра миниатюр под руководством Аркадия Райкина, посчастливило пробыть в тесном повседневном и творческом контакте с гениальным главным режиссёром театра.

Яков Самойлов был не только талантливым скрипачом и организатором, но и настоящим мастером «золотые руки». Он изготавливал и дарил друзьям и тончайшие безделушки из металла и дерева, даже мебель. А когда в 70-х годах его знакомые скрипачи задумались об отъезде на Запад, они просили Якова изготовить им футляры для скрипок. И он делал и им просто дарил.

В 1979 году инвалид войны Яков Самойлов с семьёй прилетел в Детройт. Но скрипачи в городе оказались не нужны. Не зная ни слова по-английски, он набрался смелости и направился в инженерную мастерскую. Жестами показал, что умеет рисовать, чертить, мастерить... Его приняли на работу за 4 доллара в час.. Жена Рашель, учительница, устроилась работать в JewishFamilyService. Через год супруги в Оук Парке купили небольшой дом с крохотным участком земли. Я бывал в этом необычном гостеприимном доме, где любовался мебелью, ажурной беседкой во дворе и интерьером, сделанными искусными руками хозяина, где заботливая, неутомимая хозяйка Рашель угощала изысканным чаем и изумительно- вкусным тортом домашнего приготовления...

 

В Детройте Яков Самойлов не только стал организатором, автором и единственным художником первой городской русскоязычной газеты «В Новом свете», но и нашел время написать, оформить и на свои, заработанные напряженным трудом деньги издать две большие интереснейшие книги. Первую -«Искупление кровью»-о своей жуткой солдатской судьбе, страхе разоблачения в немецком плену и «штрафной» роте. И вторую- «Аркадий Райкин и его театр»-о 20-ти годах работы с Великим артистом ХХ века... Авторские экземпляры этих книг оставлены на хранение в библиотеки Конгресса США и Мичиганского университета.

В доме у Самойловых я видел немало книг, но одну из них супруги берегли особо. На её титульном листе я прочитал: «Славному человеку, чудесному музыканту Яше Самойлову в знак многолетней дружбы. Аркадий Райкин». Мудрые, откровенные слова. Лучше об ушедшем и не скажешь... Вечная ему память!

 

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту