Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Правительственный шпионаж в эру Обамы

09/23/2016 7 Дней
move

Этим летом, в 1:51 часов ночи в субботу, 11 июня, громкий гул нарушил тишину побережья Флориды. То была Delta IV Heavy, введенная в эксплуатацию в 2004 году, самая мощная ракета в Америке, тогда ее запустили только в девятый раз. Еще более эксклюзивным, однако, был ее сверхсекретный груз: внутри ее носового конуса находился Advanced Orion, самый большой в мире спутник. Через 5 часов после запуска она развернула свою гигантскую антенну, превышающую по своему размеру футбольное поле, и начала прослушивание простирающихся под ней просторов Земли.

На ее эмблеме, которую в прессе уже назвали «внушающей страх», изображен рыцарь в доспехах и забралом, закрывающим лицо, стоящий спиной к американскому флагу. Эфес его меча, прикрепленный к спине, напоминает когти. По данным Национального разведывательного управления (НРО), спецслужбы, отвечающей за спутник, этот рисунок должен олицетворять «решимость и неистовое рвение».

В некотором смысле, это было данью президенту США Бараку Обаме и его администрации. В течение своих двух сроков, Обама создал самое мощное шпионское государство, какое когда-либо видел мир. Хотя другие лидеры, может быть, и создали более репрессивные режимы шпионажа, никто не приблизился к его стратегии по охвату, масштабу, секретности и цене. От Advanced Orion до здания в пустыне штата Юта площадью в 1 миллион квадратных футов, где хранятся записи личных телефонных разговоров и электронной почты, до миллионов подводных кабелей, которые окружают Землю, как нити, система наблюдения США после инаугурации Обамы 20 января 2009 года множилась и ширилась в геометрической прогрессии.

Все эти меры обошлись американским налогоплательщикам в $100 млрд. Обама обосновал гигантские расходы тем, что «ради безопасности страны необходимо идти на некоторые компромиссы». «Я думаю, важно признать, что стопроцентной безопасности нельзя добиться вместе со стопроцентной конфиденциальностью и нулевым неудобством», - сказал он в июне 2013 года, вскоре после того, как Сноуден, бывший подрядчик с АНБ, оповестил общественность о широкомасштабном правительственном шпионаже.

Со времен утечки Сноудена, ученые мужи и эксперты не раз обсуждали законность и этику программ наблюдения США. Тем не менее, добился ли президент каких-либо успехов? Судя по всему, администрация Обамы потонула в огромном количестве данных. Более того, в попытке взять нужный курс, структура американской разведки стала беспорядочной. Ведомства стремятся получить больше, заглядывать еще глубже, чтобы идти в ногу с огромным количеством информации, генерируемым во всем мире, и с новой тактикой и технологиями, предназначенными оградить нас от шпионов.

Эта гонка является определяющей чертой наследия Обамы – и, видимо, она не закончится даже после того, как он покинет Белый дом.

Основы теневого государства Обамы восходят к 9/11. Через шесть недель после теракта, Патриотический акт, который значительно расширил надзорные полномочия правительства, был одобрен Конгрессом и подписан президентом Джорджем Бушем. Несколько месяцев спустя администрация Буша создала Управление информационной осведомленности, подразделение DARPA, Агентства по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам. Это привело к разработке программы общей осведомленности, предназначенной для сбора огромного количества частных электронных данных – банковские операции, проездные документы, медицинские записи и многое другое. После того, как СМИ подвергли программу критике, ведь она вела работу без ордера, в конце 2003 года Конгресс ее закрыл. Большая часть ее задач, впрочем, была просто переведена в АНБ.

В 2005 году New York Times написала, что Буш разрешил АНБ отслеживать международные электронные коммуникации «сотен, возможно, тысяч людей в Соединенных Штатах». Программа под кодовым названием Stellar Wind перехватывала телефонные разговоры, электронную почту и метаданные со спутников. Каждый день миллионы сообщений сканировали в поисках ключевых слов, связанных с Аль-Каидой. Все зацепки отправляли в ФБР. (Секретный внутренний анализ, проведенный бюро в 2006 году, показал, что Stellar Wind не принесла абсолютно никакой пользы).

На той же неделе, когда была опубликована статья New York Times, Обама, тогда еще сенатор, выступил с речью в защиту гражданских свобод и просил Сенат воздержаться от голосования по повторной авторизации Закона о борьбе с терроризмом. «Это законодательство не дает людям никаких прав обжаловать необходимость надзора в суде, - объявил бывший профессор конституционного права. - Это просто неправильно».

В конце 2007 года Обама публично пообещал: «Хватит секретности. Это слово, которое я даю перед вами, как ваш будущий президент». Он даже пообещал поддержать обструкцию любого законопроекта, который обеспечит неприкосновенность компаниям, оказывающим помощь государственным шпионам. (PRISM, программа по сбору данных от крупных интернет-компаний, которые позже были выявлены Сноуденом, была запущена в 2007 году).

Тем не менее, по мере продвижения своей кампании, Обама менял свою позицию. В июле 2008 года он отменил свои прежние обещания, объявив о поддержке надзорного закона, который легализовал подслушивание без ордера АНБ и предоставил иммунитет телекоммуникационным компаниям, которые помогают в шпионаже.

Многие сторонники Обамы ужаснулись такому поступку. «Я чувствую отвращение, - написал один из них на веб-сайте кандидата. - Обама в ноябре не получит мой голос». Но кандидат от демократов обосновал свою изменчивость, указывая на Ирак, Афганистан и Пакистан. «В опасном мире, - писал он в блоге своей кампании, - правительство должно иметь полномочия собирать разведданные, чтобы защитить народ».

После своего избрания Обама стал сотрудничать с представителями управления разведки, которые поддерживали массовое наблюдение. Бывший советник Буша-младшего Бреннан стал его главным советником по борьбе с терроризмом (и, спустя несколько лет, директором ЦРУ). Морин Багинский, бывший руководитель АНБ, присоединился к его команде и помог определиться с политикой для АНБ и других шпионских агентств.

Наиболее заметным, впрочем, было решение Обамы оставить главу АНБ на своем месте. Кит Александер, генерал с тремя звездами на погонах, который возглавлял агентство с 2005 года, была силой, с которой нельзя не считаться. «Мы в шутку называли его императором Александром – и не зря, потому что все, что хочет Кит, Кит получает, - сказал один бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ. - Мы были буквально в восторге от того, чего он мог добиться от Конгресса и Белого дома». Александер предпочитал лишний раз не таиться. Согласно документу, опубликованному Сноуденом, во время посещения станции Менвит Хилл в Англии в июне 2008 года, Александер спросил, «Почему мы не можем постоянно собрать все сигналы?». Он применил этот подход в Ираке, собирая данные телефонных перехватов, самолетов, беспилотных летательных аппаратов, спутников и других датчиков в одну мощную систему компьютерного анализа. Он также возглавил масштабную программу метаданных АНБ, позволявшую тайно прослушивать каждый телефон в Соединенных Штатах: какие набирались номера, откуда и когда именно - миллиарды сообщений каждый год. Тем не менее, Обама не спешил увольнять Александера. Через год генералу даже пожаловали четвертую звезду и место главы нового сверхсекретного бюро - U.S. Cyber Command.

Для администрации Обамы следующим рубежом шпионажа была возможность подслушивать каждого отдельного человека в стране путем получения «полноценных аудиозаписей» всех разговоров по сотовым телефонам. Так родилась новая программа под кодовым названием SOMALGET. Программа также начала собирать метаданные с телефонов на Филиппинах, Мексике и Кении.
В некоторых случаях администрация Обамы сотрудничала с иностранными правительствами, чтобы расширить свои возможности. В течение первых трех лет Обамы в офисе, правительство США выплатило британскому аналогу АНБ, ЦПС (Центр правительственной связи) $150 млн, чтобы усилить наблюдение.

Для того чтобы обработать все полученные данные, 250 аналитиков АНБ объединили силы с 300 сотрудниками ЦПС. С помощью компьютерных систем, они искали ключевые слова в адресах электронной почты и номерах телефонов. Ускорение наблюдения положило начало строительному буму, до того невиданному в истории разведки США. 5 марта 2012 года Александр открыл, вероятно, самый большой в мире пост прослушивания приблизительно в 130 милях к северу от Саванны, штат Джорджия.

Но сложная надзорная архитектура Обамы, кажется, мало что сделала для решения многогранной проблемы безопасности. На самом деле, она ее даже усугубила – у правительства скопилось столько данных, что оно больше не могло их обработать. Обама же продолжал уверять американцев в необходимости наблюдения. Как выразился Зак Уиттакер, редактор ZDNet, высказывания Обамы можно подытожить так: «Сохраняйте спокойствие и продолжайте шпионить».

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту