Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

При свете рампы

...Она только что исполнила заданный ей этюд и с волнением ждала, что скажет известная на весь Союз Народная артистка.

-Ну что ж, девочка, ты все прекрасно сделала. Природа одарила  тебя харизматической внешностью и  сценическим голосом с приятным тембром. И еще я заметила в тебе тонкую интуицию. У тебя призвание. Бесспорно.  Но...  – она на  пару секунд замолчала –  я мельком заглянула в твою душу, и увидела - она   без коготков. А театр очень жестокая игрушка.

На стороне актрисы оказались и родные. Конечно, ей было нелегко. Бороться? И как бы в ответ, в памяти всплыли слова из недавно прочитанного рассказа Стефана Цвейга «Неповторимые мгновения» - «бывают мгновения, которым человек должен подчиниться». Подумала, что ж, - может это и есть те самые мгновения,  - пусть не пойду в Театральный, но свой занавес  не заверну. В конце концов, если верить Шекспиру – весь мир театр.

Так  в ее жизни сложилось – жила в двух  мирах. Люди записывались на прием к доктору Алле Калугиной, как специалист, она приобретала все большую известность, вначале в Белорусском городе Слониме, затем  в Ленинграде. Но это имя часто встречалось и на афишах респектабельных народных театров и театральных студий. В ее творческом активе главные роли в «Грозе» Островского, «Последние» Горького, «Барабанщице» Софронова...  Перечисление можно продолжить.

*   *  *

Я впервые увидел Аллу Калугину в Чикаго на поставленной ею театрализованной концертной программе, посвященная Дню Победы, в которой эффектно сочетались музыка, хоровое исполнение, стихи, пантомима и выразительные мизансцены. Ее выходы на сцену - красочные  кульминационные моменты волнующего зрелища, озвученные ее прекрасно поставленным сценическим голосом.  После концерта Алла согласилась поговорить со мной. Где-то в середине разговора я спросил: «Не мучило ли вас временами сознание того, что  вы все-таки не до конца остались верной своему призванию?». Она мягко улыбнулась.

-Знаете, нет. Хотя бы потому, что призвание, как и любовь, не всегда бывает в единственном числе. Разве Чехов не был еще и врачем? Разве писатель Ефремов, автор романа «По лезвию бритвы», не был еще и ученым. Примеров немало. Медицина была для меня таким же призванием, как театр. Меня, представьте, влекло к ней чуть ли не с детства. Как и к театру. «Айболита» знала чуть ли не наизусть. И потом... Разве визит больного к врачу – не драма, в которой врач, если хотите, еще и  режиссер. Однако в отличие от театральных режиссеров, у тебя нет права на ошибку. Да, это самая настоящая драма со своей завязкой, кульминацией, финалом. К счастью, в большинстве случаев – удачным.

Она на минуту задумалась и продолжила

- Если честно, моя практика лечащего врача мне немало помогла в работе над образами. Сколько разных типажей прошло через мой кабинет. Но я еще не сказала об еще одной моей роли. Как и всех советских женщин, меня не обошли очереди в магазинах, всякие там «доставания», бытовые неурядицы. И, конечно же,  радость воспитания детей – двух дочурок. Здесь, в Чикаго, у меня с моей младшей произошло своебразное разделение труда. Она всецело врач, а я всецело отдалась театру, который существует в Чикаго уже тринадцать лет. Срок в искусстве немалый.

* * *

...Тогда, тринадцать лет назад, в морозный январский день в переполненном великолепном театральном зале библиотеки г. Скоки состоялась премьера моноспектакля по воспоминаниям Анастасии Потоцкой «Мой Михоэлс». Сценарий был написан мною, партию скрипки исполнила Лилия Кисина, за роялем Ольга Башкина. В роли жены великого актера и режиссера –  Алла Калугина. Перед зрителями  предстала своеобразная актерская индивидуальность. Зал, как бы окутала стихия чувств израненной души героини.  Актриса играла одна, без партнеров, и поражало   владение ею приемами персонификации образов. Одним из примеров может служить, хотя бы  эпизод, где Калугина-Потоцкая подходит к стулу, на спинку которого накинут пиджак, и  зрители, как бы  физически ощущают сиюминутное живое присутствие Мастера. Я уже не говорю о тонкой передаче ею нюансов и мелких деталей персонажа, о выверенности мизансцен. В финале   подача актрисой образа великой и трагической личности достигает своего апогея. Казалось, восторженным  аплодисментам не будет конца.

Первый камень в основание  Театра одного актера, вернее сказать «одной актрисы», был заложен. Второй премьерой был спектакль «Профессор Хилл и Радуга», литературной основой которого явился мой  одноименный рассказ, опубликованный в популярном тогда журнале «Вестник». Место музыкального руководителя театра занял музыкант энциклопедических знаний, блестящий скрипач Юрий Гурфинкель. Особое чутье Мастера помогает Юрию  в подборе музыки, которая максимально усиливает и по-своему расцвечивает  драматургическое звучание каждого спектакля. А как звучит его скрипка в самые волнующие минуты сценического действия!    

...Звучит Шопен. Его страстный «Экспромт – фантазия». Кажется, фортепианные клавиши  вот-вот взмоют вверх  из под неистовых пальцев великолепной пианистки Раисы Бекерман.  Звуки нарастали, вихрились, слепили багровыми всплесками... И голос Журналистки в исполнении Аллы Калугиной, свидетельницы происходящих в этом спектакле событий: «Добро и зло любовь и ненависть, благородная цель и злодейские средства. Здесь нам позволен выбор»

Театральная условность – непременный атрибут сценического действия. В «...Радуге»  рядом с двумя основными действующими лицами - всемирно известным профессором-трансплантологом и его возлюбленной, молодой одаренной пианисткой, которую он любовно называл Радугой, был еще один персонаж – виртуальный и пронзительный в своем беззвучии Зов, приведший героев к черте, за которой  им предстояло сделать неотвратимый   нравственный выбор.  И герои этой необычной драмы  его сделали, что привело к суровой развязке. Зрители долго   не расходились после спектакля. А там,  уже самому  родившемуся  Театру одного актера, вернее будет сказано «...одной актрисы», предстояло сделать свой выбор, другими словами, определиться со своим творческим почерком. Помнится на первом Худсовете Худсовете я призвал наш небольшой коллектив   в основу своей работы слова Вольтера: «Все жанры хороши, кроме скучного».  Последовала вереница спектаклей – «Озеро лебединое», «Только мое», «Ждет ответа душа моя», «Это была я», «Третий звонок». «Вечный зов любви» перечисление можно продолжить. Все они были поставлены по моим сценариям. Мы старались, мы очень старались, чтобы наши спектакли впечатляли  остросюжетным содержанием, богатством нюансов, эффектом слияния добра и красоты, правды жизни и правды искусства. И  это притом, что работаем мы, практически, без декораций, без световых эффектов. (И без  спонсорства, которое, кстати, было бы для нас совсем нелишним.) Всего лишь одна Алла Калугина, умело владеющая словом и жестом,  театральной метафорой, убедительно создающая роли, как мужские, так и женские.   Уместно так же упомянуть имя нашего помреда, мастера на все руки – Беллу Горелик.

Главный  вопрос – удалось ли нам  в полной мере осуществить наши  творческие замыслы?        Если честно, однозначного ответа не нахожу. Слово за  зрителями.

Последняя работа театра – «Курортный роман», это о случившемся  неординарном жизненном случае с неожиданной развязкой. Премьера состоится в центре «Круг» 16 марта.

Фото И. Бурмана

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту