Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Семен Новопрудский: Три сестры

03/30/2017 TheDigest
putin-lukashenko-poroshenko

27 марта 2017 года президент Белоруссии Александр Лукашенко привычно «отжигал» в публичном пространстве. Говоря об отношениях с Россией и лично с Путиным, «батька», среди прочего, сказал: «Если есть какие-то проблемы, мы их решим. Без посредников мы решим вдвоем, и нам не надо никакое посредничество. Мы родные братья, нам делить нечего. Я ему как-то публично сказал — может быть, еще будет время, когда придется спиной к спине стать и отстреливаться».

Минувшие выходные в обеих странах выдались весьма горячими. Внутренняя политика, которую в России и Белоруссии так старательно истребляли, сводя к словам и поступкам только двух лидеров, вдруг как-то нехорошо напомнила о себе. «Я тут», — сказала политика и подмигнула ОМОНу.

По России неожиданно лихо промаршировали «Димонстрации» Алексея Навального, дав работу не только «космонавтам» из ОМОНа, но и политическому начальству всех уровней. Ему теперь надо как-то осознать, почему десятки тысяч людей не поверили телевизору, что проблемы могут быть на Украине, в Сирии, в загнивающем Евросоюзе, но только не у нас дома. И почему не побоялись выйти на улицы на несанкционированные властями акции протеста. А в Белоруссии тысячи людей посмели отметить уличными акциями протеста запрещенный Дзень волi (он же День свободы), напомнив президенту, как их достал недавно введенный налог на тунеядцев в стране с массовой безработицей.

Так уж вышло, что в России и в Белоруссии принято пугать народ Украиной. Мол, посмеете выступать против начальства — будут вам «майдан», война, голод, холод и распад государства.

У этого испуга есть основания, хотя и совсем не те, о которых говорит официальная пропаганда. Реальная угроза в том, что слишком похожи проблемы этих государств. Поэтому есть шанс, что похожими окажутся и результаты.

Россия, Белоруссия и Украина — три политические сестры, которые идут примерно к одним и тем же целям, только внешне разными путями. Похожего у трех «славянских сестер», старшая из которых пытается силой укротить двух младшеньких, куда больше, чем кажется на первый взгляд.

Все три страны находятся в стадии затянувшегося постсоветского транзита. Они мучительно пытаются превратиться из обмылков советской империи в некие новые самостоятельные полноценные государства. Придумать себе новую идентичность и «смысл жизни». При этом ни у кого из этих стран пока так и не получилось создать прочные политические институты. Российская и белорусская государственность в этом отношении ничуть не прочнее украинской. Все завязано на конкретных личностях. Ровно поэтому все разрушаемо буквально в одночасье от любой неизвестной причины. Политика в такую страну может вернуться самым неожиданным способом: с помощью фильма об уточках и кроссовках, от внезапной идеи передать собор РПЦ, от побора дальнобойщиков или налога на тунеядство.

Россия, Украина и Белоруссия разными способами усиленно доламывают советское политическое прошлое, при этом эксплуатируя остатки советского экономического потенциала на своих территориях. Потому что новой полноценной экономики за 25 лет постсоветской жизни пока так и не создали.

Если кто-то после Крыма подумал, что смысл всего происходящего с Россией в последние три года — «собирание земель русских», — он сильно ошибается.

Это продолжение ударов кувалдой по уже разрушенному, но еще с фрагментами стен зданию Советского Союза. Самая крупная республика бывшего СССР (Россия) доламывает вторую по величине республику (Украину), тем самым помогая ей обрести новую национальную идентичность от противного: быть «не Россией». При этом внутри Украины есть островок наиболее законсервированной советской жизни (Донбасс), который, наоборот, пытается зацепиться за Россию в надежде на сохранение своей советской утопии.

Белоруссия вообще стала заповедником консервации советского. Но оно все равно умирает: забальзамированный труп (см. тело Ленина в Мавзолее) не становится живым человеком, как ни поддерживай внешнее сходство. Александр Лукашенко, в сущности, правит так, как если бы он был первым секретарем ЦК Компартии Белорусской ССР. У него даже указы называются декретами.

Но проблема в том, что советский уклад невозможно сохранить полностью в масштабах даже маленькой Белоруссии.

Раньше ее называли «сборочным цехом СССР». Только теперь нет того завода, в котором работал этот сборочный цех. Можно ввести советский по сути налог на тунеядство или пытаться регулировать цены декретами, только экономика вокруг другая. И газ теперь не общий, как в СССР, а российский. И Россия — отдельная страна.

В России окончательно добивают советское, перемешивая его самым причудливым образом с кусками очень разной тысячелетней досоветской историей. (Например, новгородское вече как один из истоков западной демократии и важная часть русской истории в этот коктейль явно не входит, хотя могло быть у нас точно такой же скрепой.)

Украина, как и Белоруссия, не обладающая долгой историей собственной государственности в нынешних границах, не может пытаться искать новую идентичность в далеком прошлом: там ничего не отыщешь. Зато идея «не быть Россией» в силу нашей собственной политики будет обретать в этих странах все большую популярность и может быть использована для построения их собственной государственности.

Но и Россия строит свою неоимпериалистическую государственность за счет Украины. Это сейчас наш «государствообразующий враг» вместе с Западом.

Проблема построения новой страны на месте умершей старой отягощается тем, что по факту власти в этих государствах всецело озабочены самосохранением, а вовсе не осмысленным государственным строительством.

Когда российские или белорусские власти пугают людей «майданом», они должны понимать, что главный организатор любых революций не оппозиция и иностранные спецслужбы, а сами действующие власти. Если бы пламенные коммунисты в Венесуэле не довели страну до ситуации, в которой у людей нет денег на еду, а в магазинах дефицит туалетной бумаги, никто бы не смог вывести тысячи людей на улицы. Если бы наши чиновники и депутаты хотя бы немного умерили стандарты потребления на фоне кризиса, у Навального было бы существенно меньше шансов на успех антикоррупционного марша.

Революция, которой так боятся российские и белорусские власти и которая, по их мнению, случилась и привела к ужасным бедам на Украине, — это всегда гибель прежней страны, но не всегда автоматическое рождение новой. Ключевые причины любой революции всегда внутри, а не вовне. Россия, Украина и Белоруссия застряли в этом историческом провале между прошлой и будущей государственностью. И теперь пытаются выйти из этого провала, стать полноценными государствами за счет соседа. Пока не получится, так и будут «стоять и отстреливаться». Друг от друга.

Семен Новопрудский

Источник: Газета.ру

 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту