Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Сергей Шелин: Украина все равно ушла

04/07/2016 TheDigest
ukraine-site

Не стану гадать о политических последствиях того, что пятая часть от списочного состава избирателей Нидерландов проголосовала против договора об ассоциации Евросоюза с Украиной. Может быть, этот референдум как-нибудь замнут, а может, он, наоборот, потрясет самые основы ЕС.

Но в любом случае, это уже не отменит того факта, что экономика Украины, некогда составлявшая с российской одно целое, практически полностью отделилась от нашей. Таково состояние дел на сегодня, хотя пресловутый договор об ассоциации Украины с ЕС так и не был полностью оформлен и действует только частично.

Украино-российский экономический развод начался давно и набрал довольно высокий темп уже при Януковиче.

Лучший индикатор этого процесса – состояние взаимной торговли. Серьезных противоречий между российской статистикой и сообщениями украинского статистического ведомства нет.

Внешняя торговля Украины прошла через свой пик пять лет назад, в 2011 году. Ее объем (экспорт плюс импорт) тогда достиг $151 млрд. Причем торговля с Россией составляла 32% украинского товарооборота, а со странами ЕС – 29%. Если же смотреть из Москвы, то на Украину тогда пришлось 6% российской внешней торговли – больше, чем на любую другую бывшую республику СССР, и, в частности, в полтора раза больше, чем на нашего постсоветского торгового партнера номер два – Белоруссию.

В 2013-м, последнем полном году правления Януковича, когда договор об ассоциации Украины с ЕС не был подписан даже в предварительном порядке, украинский товарооборот сократился до $140 млрд. При этом доля стран Евросоюза (32%) уже превысила российскую (27%). Украина все еще была самым крупным постсоветским партнером России (на нее пришлось тогда 4,7% внешней торговли нашей державы), но Белоруссия уже почти с нею сравнялась.

Надо добавить, что в эпоху Януковича украинское торговое сальдо было резко отрицательным – стоимость ввозимых товаров на полтора десятка миллиардов долларов превышала выручку от экспорта. Прежний киевский режим откровенно жил не по средствам.

В прошедшем 2015 году украинская торговля (речь только о тех территориях, которые сейчас контролирует центральное правительство Украины) сократилась вдвое по сравнению с той, что была пять лет назад, и составила $75 млрд. Зато ее сальдо стало положительным – экспорт слегка превысил импорт. На Евросоюз пришлось уже вдвое большая, чем на Россию, доля товарооборота (соответственно 38% и 19%). В 2015 году Киев отодвинулся на третье место среди постсоветских партнеров Москвы (всего 2,8% российского товарооборота), уступив не только Минску, но и Астане.

И, наконец, в первые месяцы нынешнего года на Россию приходится лишь около 10% украинской торговли, а на страны ЕС – больше 40%. Зависимость Украины от поставок из нашей державы, в том числе и нефтегазовых, перестала быть критической. Стоимость импортированных из России товаров в январе – феврале 2016 года была примерно такой же, как и стоимость товаров, ввезенных Украиной из Китая или из Германии. Другими крупнейшими торговыми партнерами Украины выступают сейчас Турция, Польша, а также Белоруссия, демонстративно не участвующая в войне санкций.

Две экономики быстро привыкают жить порознь, и новая система хозяйственных связей Украины уже более или менее сложилась. Другой вопрос, как эта держава чувствует себя сегодня в изменившемся хозяйственном окружении.

Украинский ВВП, вычисленный по паритетам покупательной способности в расчете на душу, составил в 2015 году $8 тыс. Это в шесть раз меньше чем в Нидерландах; в 4,5 раза меньше среднего уровня по Евросоюзу; в 3,5 раза меньше чем в Эстонии - самой богатой из бывших советских республик; втрое меньше, чем в России; в 2,5 раза меньше, чем в Турции; вдвое меньше, чем в Болгарии, самой бедной стране ЕС.

Дистанция впечатляет. Но с другой стороны, украинское производство на душу сейчас примерно такое же, как в Грузии, и в полтора раза больше, чем в Молдавии, – странах, соглашения которых об ассоциации с Евросоюзом, никто, кажется, не ставит под вопрос. Украина никак не хуже, чем они. Просто она больше бросается в глаза.

Добавлю, что из-за гигантского теневого сектора, сложившегося там до революции 2014 года и почти не поколебленного после нее, реальные объемы украинской экономики и реальные стандарты жизни выше, чем следует из приведенных цифр. Вычисляя ВВП, делают поправку на теневой сектор, но в данном случае она определенно должна быть больше обычного.

Чтобы подойти ближе к реальности, сравним для примера объемы строительства жилья у нас и у них в 2015 году.

Украина: 11 млн. кв. м (довольно заметный рост по сравнению с 2014 годом). Россия: 84 млн. кв. м (чуть меньше, чем годом раньше). То есть, у нас на душу сейчас строится жилья в два с небольшим раза больше. Такие подушевые объемы строительства были в России в 2004 году. Очень приблизительно можно сказать, что и в целом нынешний украинский реальный уровень жизни соответствует российскому первой половины двухтысячных годов.

Лет тридцать назад разрыва не было.

«Что нам с Украиной сопоставляться?... Там ни промышленности, ни государства не существует», — сказал Дмитрий Медведев на следующий день после голландского референдума. Его компетентность в украинских делах, конечно, вряд ли выше компетентности на профильном для него премьерском поприще. Но сам вопрос имеет право на существование.

Вот история украинской экономической ситуации в самом кратком очерке.

После 1989 года экономика Украины целый десяток лет шла вниз. Низшая точка была достигнута в 1999 году, когда украинский ВВП составлял 41% от советского максимума. В нашей стране спад был менее глубок. Хозяйственный разрыв между Россией и Украиной сложился уже в 1990-е годы.

Следующие восемь лет, с 2000-го по 2008-й, украинская экономика росла, и притом быстрее, чем наша. ВВП Украины вырос за эти годы на 82%. Разрыв между нами сократился, но оставался значительным.

Но в кризисном 2009 году он упал на 15% - вдвое глубже, чем наш. В 2010 - 2011 годах рост возобновился, но с 2012 года началась стагнация – на год раньше, чем у нас. В 2013-м, в последнем дореволюционном году, украинский ВВП составил лишь 93% от уровня предкризисного 2008 года. У нас в том же 2013 году он достиг примерно 105% от показателей 2008 года. В эпоху Януковича украинская экономика увеличила отставание от России. При этом уровень жизни искусственно наращивался. Непопулярный правитель даже и не пытался сводить хозяйственные и финансовые концы с концами.

Затем, за два послереволюционных года – 2014 - 2015, ВВП Украины уменьшился на 16%, а реальные располагаемые доходы людей – на 31%.

Такой была цена строительства нового режима, цена развода с Россией, а также и цена отказа от части популистских импровизаций, накопившихся за предшествующие годы. Говорю тут только о хозяйственно-финансовой стороне происшедшего.

И эта цена украинским народом уплачена. В 2015 году бюджет Украины свели со сравнительно умеренным дефицитом - 4,4% ВВП. Немногим хуже нашего. В бюджетный план на 2016 год заложен дефицит 3,7% ВВП. Не факт, что этот потолок будет выдержан, но ведь и нашим финансистам уложиться в плановый трехпроцентный дефицит в нынешнем году тоже вряд ли удастся.

Стоит также добавить, что с середины 2014-го российский ВВП упал на 4%, а реальные располагаемые доходы – на 11%. Причем у нас снижение того и другого продолжается, а украинские экономические индикаторы вроде бы пошли вверх, хотя и очень неуверенно. За январь-февраль 2016 года в украинской промышленности впервые за три года зафиксирован рост (на 3% по сравнению с тем же отрезком прошлого года). У нас за эти же месяцы промышленный индекс снизился на 0,7%.

Так или иначе, но в целом на 2016 год международные эксперты оценивают шансы Украины на возобновление экономического роста более оптимистично, чем шансы России. У лиц, несущих ответственность за наши хозяйственные дела, нет сегодня ни малейших оснований чваниться перед украинскими коллегами, при всех их слабостях, хитростях и неудачах.

Экономический развод наших держав стал свершившимся фактом. Украина дорого заплатила за выход и ушла. Этого уже не переиграть, каким бы ни оказался ее дальнейший маршрут, и что бы ни сказали по этому поводу нидерландские евроскептики.

Сергей Шелин

Источник: Росбалт

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту