Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

В начале было слово

12/04/2015 7Дней
voloshina

Вторая годовщина украинского Майдана стала временем подведения итогов. На всевозможных ток-шоу и дискуссионных площадках эксперты, журналисты, общественные деятели выступали с жесткой критикой власти, указывая на отсутствие реальных системных реформ, на декларативный характер парламентской коалиции, на кулуарные договоренности между лидерами партий, о которых не проинформирована общественность.

Большинство украинских граждан разочаровано в действующей власти, не доверяет политикам и не видит кардинальных перемен. Так, в местных выборах не приняло участие от 70 до 80 процентов украинских избирателей. Эту цифру невозможно классифицировать как безразличие большинства украинцев к политическим процессам, хотя бы потому, что она удивительным образом согласуется с показателями недоверия к политикам и политическим партиям. Ее скорее стоит рассматривать, как твердое общественное убеждение, что политические демократические инструменты не способны привести к положительным изменениям в стране. Украинцы верят в революции, но не верят в политические эволюционные процессы.

В свою очередь политики пытаются рассказывать о конкретных принятых законах, об упрощении административных процедур, оправдываются готовностью властей к диалогу с обществом. Изменения есть и работа проводится колоссальная, но этого явно недостаточно, чтобы оправдать ожидания, возлагаемые украинцами на людей, пришедших к власти в результате победы Майдана.

Ситуация парадоксальная. Перемены есть, но общество их не замечает. А если и замечает, то считает несущественными – чем-то вроде влажной уборки в Авгиевых конюшнях украинской государственной системы, - процессы похожие, а результаты разные. Почему так? Ответ кроется в природе тех массовых протестных акций, которые охватили Украину зимой 2014-2015 годов.

Начавшись с выступления студентов, протестующих против отказа тогдашнего президента Виктора Януковича от подписания ассоциации с ЕС, Майдан обрел свое истинное значение общеукраинского восстания, только после того, как студенческий митинг был жестоко разогнан. Если идея ассоциации была не совсем понятна украинцам, то возмущение при виде сотрудников правоохранительных органов, устроивших кровавое сафари в центре украинской столицы, вывело на улицы миллионы людей. По неофициальным подсчетам 30 декабря 2014 года на центральной площади Киева находилось около 1,5 миллионов человек. «Нас не будут больше бить!» - вот основной лозунг, с которого начались украинские протесты. Люди вышли на улицы, чтобы провозгласить, что Украина – свободная страна и указать зарвавшейся власти, что в украинской стране кровавых расправ над детьми не будет!

Украинцы прекрасно понимали криминальный характер Виктора Януковича. «Зэк» - то есть уголовник, - вот как называла Януковича страна. Люди на Майдане осознавали, что рано, или поздно режим применит силу – «он без крови не уйдет». Многие из протестующих приходили на площадь именно в ночное время, чтобы физически противостоять любым попыткам власти «разогнать» протестующих. Чем сильнее было давление, тем больше людей втягивалось в процесс. Угроза физической расправы с недовольными привела к консолидации и солидаризации украинского общества. И самое главное, та часть общества, которую называют «Майдан», была готова жертвовать деньгами, здоровьем и жизнью, снова и снова выходя на площади той зимой. Ради чего? На этот вопрос многие отвечали: «Ради будущего. Ради Украины».

Люди не идут на смерть за процентные ставки по налогам, за снижение таможенных пошлин и за возможность ездить в Европу без виз, сэкономив таким образом пару долларов, что бы не говорили в тот момент пропагандисты режима. Должно было быть в массовом сознании нечто настолько прекрасное и безапелляционно высокое, что представлялось в тот момент протестующим более ценным, чем их собственные жизни и безопасность. Образ мог быть не оформившимся, не единым для всех. Но именно он поддерживал градус решимости в массах. Это и есть тот фундамент, на котором зиждутся сегодня ожидания пост майданной Украины. Завышенные ожидания, в которых украинцев упрекают политики и эксперты, являются естественным продолжением тех процессов, которые происходили в массовом сознании украинского общества в период Революции Достоинства. И их просто физически невозможно оправдать. Такова реальность любых массовых процессов. Они обречены на разочарование.

Если жажду перемен у народа невозможно удовлетворить, то это совсем не означает, что ее невозможно трансформировать.

Желание обрести свободную страну было настолько сильным, что даже сейчас по прошествии двух лет народная масса не распалась до конца на отдельных индивидов. Движения: волонтеров, помогающих теперь армии; медиков и психологов Майдана, работающих на передовой; поток добровольцев – вчерашних менеджеров, кандидатов наук и выходцев из рабочих районов, идущих по собственной воле в самое военное пекло защищать страну; объединение экспертов, пишущих законы и информирующих украинское общество о тонкостях законодательной казуистики – все это ясно указывает на то, что основные группы, образовавшись на Майдане никуда не делись. Они продолжают борьбу за их Украину будущего.

Если найти правильное понятие, отвечающее текущему моменту, то можно перевернуть мир, воодушевив массы на борьбу или на созидательный труд. Если слово будет суррогатом – заменителем, призванным скрыть истинное желание масс, то ощущение «неправды», а значит социальный конфликт будет только нарастать. Слово, найденное украинцами на Майдане, было «Украина», и его невозможно заменить ни «стабильностью», ни «реформами», ни «благосостоянием», потому что оно не было политическим лозунгом, или продуктом политтехнологий.

К сожалению, украинские политики так и не поняли того основного изменения, к которому привел Майдан. В обществе проявились люди с идеями, то есть имеющие свои оформившиеся представления о том, как должна выглядеть их идеальная страна. Более того! Люди эти смогли сформировать стойкие союзы и группы. Остальная же масса, распавшись, тем не менее уже неспособна забыть тот светлый образ, который вел их на баррикады. Поэтому пока одни будут продолжать проецировать на пришедших к власти политиков свои не оформившиеся ожидания «светлого будущего», а значит будут все сильнее испытывать недовольство, другие, сохранив связи и руководствуясь принципами, идеалами, будут крепнуть и набирать общественный вес. Не будем забывать, что та часть общества, которая не была охвачена процессами Майдана, все равно имеет свои ожидания и не может не чувствовать, что они не удовлетворены. Что бы ни делали политики, они не смогут оправдать надежны избирателей, но, если они не будут делать ничего – они вызовут раздражение масс.

Настал момент для трансформации завышенных ожиданий общества в политические идеалы и принципы. Лидерские политические проекты только вредят этому процессу, потому что апеллируют к образу лидера, а не к идеальной утопии, которой может проникнуться недовольный сегодняшней ситуацией украинец. Образ «свободной Украины», возникший на Майдане, необходимо трансформировать в конкретные идеологические модели будущего, с тем, чтобы избиратель, голосуя за партию, понимал, за какую модель реформации он высказывается. Реформы ведь бывают разными: либеральными, социалистическими, консервативными. Бывают попытки изменить страну с помощью «большевистских расстрелов». Когда политики говорят о реформах, им следует уточнять, о каком направлении реформации они говорят. Призывая к реформам в предвыборных программах, пора, во избежание недопонимания с избирателями, четко произносить принципы, на которых эти реформы будут проводиться, идеалы, к которым они должны приближать. Так голосов будет меньше, зато сторонников больше. Необходимо обозначать, в чем состоит суть идеологического компромисса между партиями, формирующими большинство. Избиратель, конкретизировавший свои ожидания и понимающий, каким пунктом в предвыборной программе его избранникам пришлось пожертвовать, ради решения каких более насущных программных вопросов, становиться, во-первых, менее требовательным к политикам, а во-вторых, более постоянным в своих электоральных предпочтениях. Стремиться к лидерству в обществе без модели будущего – не просто риск, а не простительная глупость.

Борясь за голоса избирателей с помощью невнятных политических лозунгов и популизма, украинские политики, чей приход к власти связан в массовом сознании с жертвой тысяч патриотов, попали в собственную антиидеологическую ловушку. Выходом может стать реформация внутри политических партий. Иначе, рано или поздно, столь преуспевший в восстаниях украинский люд выйдет на очередной Майдан, против очередного режима, не оправдавшего ожидания.

 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту