Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Вячеслав Суслов: Все дело в кошках

zeros

В мире Семена Семеновича все было разложено по особо предназначенным для того полочкам: слева от компьютерного стола стоял электрический чайник в подтеках, справа – географический атлас. Оба эти предмета, имевших для Семена Семеновича почти сакральное значение, выполняли строго определенные функции. Чайник согревал и бодрил вечерним и утренним кофе, обеспечивая, таким образом, ясность ума и безжалостную остроту мысли. Географический атлас помогал оживлять атмосферу в летний зной и разряжать ее же после особо плотных трапез. Кроме того, бумажный, напечатанный в конце XX века атлас выполнял функции противовеса цифровому миру. Несмотря на то, что с компьютерными технологиями Семен Семенович был если не на «ты», то уж по крайней мере на «ctrl+c/+v», ему всегда лучше верилось источникам информации, которые можно подержать в руке.

Сегодня Семен Семенович искал в атласе населенный пункт под названием Жульеновка. Но то ли городок этот был совсем маленький, то ли авторы атласа были вовлечены в какой-то международный антижульеновский заговор, особого успеха Семен Семенович не достиг. В последнее время подобные провалы, надо сказать, накапливались в его жизни один за другим. Пять минут назад вот, к примеру, Елена Викторовна, супруга Семена Семеновича, специально, то есть со злым умыслом – в этом он был уверен – включила громче обычного свой радиоприемник, из которого очень противным жизнерадостным голосом доносились чуждые жизненной позиции Семена Семеновича новости.

- Сенатор Кискин прибудет в местный центр заботы о животных, чтобы принять непосредственное участие в торжественной церемонии открытия нового отеля для собак и кошек, - весело возвещал радиоголос. – Построенный на общественные средства отель временно приютит животных, чьи хозяева отправляются в командировку или отпуск…

- Да что ж это такое?! – не выдержал Семен Семенович. – Это просто вопиющее нарушение всех известных мне свобод и порядков!

Елена Викторовна слегка подпрыгнула от неожиданности:

- Ты чего это? У меня чуть сердце к канадской границе не рвануло! Напугал… Чего шумишь?!

- Так все радио твое… - пытался собраться с мыслями Семен Семенович. – Что они там вообще уже? Ты это мне тут!.. Это ж надо такое сказать?!

- Я ничего не понимаю, - засомневалась в разумности происходящего Елена Викторовна. – Ты это… Если поорать хочешь, вон им-то и звони! Мне вообще это не нужно. Я для фона. Что они там говорят? Не знаю и вообще…

Явно расстроенная Елена Викторовна выключила радио и стремительно покинула помещение. Семен Семенович нахмурился ей в след, явно подозревая ее в сговоре с неправильными СМИ, и вполголоса заметил:

- Вот и позвоню!

Сказал он это не для того, чтобы слова его кто-то услышал, а скорее всего, чтобы придать своим дальнейшим действиям большей уверенности.

Тут надо заметить, что Семен Семенович жил в собственном мире и не любил, когда строгий установленный им порядок нарушался. И самым большим изъяном его почти безупречного жизненного распорядка были, конечно, выпуски новостей. Нужно было постараться, чтобы слух Семена Семеновича не оскорбили новости, которые ему мешали жить и вкушать прелести жизни на пятом этаже серого каменного дома, в квартире с окнами на закат. В удачный день, в отсутствие новостей о его политических оппонентах и различной чуши об инородных элементах, Семен Семенович мог позволить себе развернуть кресло к окну и, обняв похожими на белые колбасные полуфабрикаты пальцами кофейную кружку с изображением группы «Любэ», предаться думам о конце света или о том, какую должность он займет, когда миром будет править поддерживаемый им политик. 

Но сегодня был не такой день. Сегодня Семен Семенович наслушался странного по радио, и теперь душа его кипела и требовала крови.

- Вот и позвоню! – снова повторил он, отклеивая от стены висевшую там бумажку с номером телефона местной радиостанции.

Держа в руке трубку и набирая уже седьмую цифру, Семен Семенович ощутил мощный прилив нескончаемой преданности своим идеалам.

- Радио «Сальто-мортале»! Чем могу помочь? - произнес голос, прогнавший телефонные гудки.

- Как вы можете говорить такую чушь? Это просто на кого рассчитано?! – начал с места в карьер Семен Семенович. – Кто это там такой умный у вас? Есть имя у него? Фамилия есть? Зачем вы это все?.. Для кого, спрашивается?

- Вы, простите, о чем?

- Я как раз знаю, о чем я! Кто там это сейчас про кошек говорил? Мало того, что кошки, так еще и сенатора подобрали с такой провокационной фамилией! – ни на секунду не сбавляя темп, продолжил Семен Семенович.

- Я все-таки, прошу прощения, не понимаю, о чем вы говорите, – пытался поставить словесную плотину голос в трубке.

- Да вот про кошек, чтоб им было пусто! КОШЕК! Кто вообще такое по радио говорит? – Семен Семенович шел в наступление и не проявлял никакого желания брать пленных. – Вы сами подумайте! Зачем нашей стране новые иммигранты?! Понаприезжают! Что это такое вообще?

- Погодите. Вы хотите сказать, что сенатор – иммигрант? – не сдавался голос.

- Да какой там сенатор?! Вы меня вообще слышите?! – перешел на ультразвук Семен Семенович. – Это где такое видано, чтобы все им это и то?! Кто же еще уезжает и кошек оставляет? Мигранты, конечно! Нормальным гражданам с легальным статусом некуда уезжать! Ну, я понимаю, что вы там все продались и работаете на ЭТИХ, но, хотел бы я знать, каким образом и кто все это разрешает вам говорить?

- Это называется свобода слова, - сухо заметил голос в трубке, видимо, уже сообразив, что ничего хорошего из этого разговора не выйдет. – Вы все-таки кто? Как вас зовут?

- Меня-то Семен Семенович зовут, а вот у вас кто там безымянный в эфире такое говорит на весь город? Зачем это? Какие цели вы преследуете?

- Послушайте, если вы хотите сказать что-то конструктивное, то говорите, - голос в трубке окончательно потерял интерес к происходящему, - если нет, то на этом все. Хорошего дня вам!

Человеческая речь снова сменилась депрессивными гудками. Семен Семенович торжествующе положил телефон на стол:

- Ха! Что, съели?! Ха! – воскликнул он, искоса любуясь своим отражением в черном зеркале монитора. – Я вам порядок покажу! Подождите! Вот к стенке всех! ВСЕХ!!! К НОГТЮ! Вы еще узнаете, кто такой Семен Семенович…

- Может, хватит уже кричать?! – прервал победную тираду молодой голос.

От неожиданности Семен Семенович неловко дернулся и ударился головой о полку с цветами. Голос принадлежал Анечке, дочери Семена Семеновича от второго брака. Она иногда заходила к нему сбросить со своих плеч тяжкое бремя дочернего долга.

- Да вот порядка нет нигде! Надо было приезжать сюда, чтобы тут те же маразматики нам кровь портили?! – немного смягчился Семен Семенович.

- Ясно, - без всяких эмоций сказала Анечка, видимо, не желая спровоцировать отца на очередной приступ диванного радикализма. – Там Елена твоя позвонила. Сказала, что уходит к Арману. Еще записку просила передать.

Опешивший Семен Семенович взял из рук дочери пожелтевший тетрадный лист, на котором мелким округлым почерком Елены Викторовны, временно исполняющей обязанности его супруги, был выведено:

«Прощай, мой старый попугай! Мне надоело хоронить себя в четырех стенах цвета унылого персика. Наша история подошла к концу. Я жажду жизни. Я ухожу к Арману со второго этажа. Не ищи со мной встреч. Между нами все кончено. Лена»

Семен Семенович оторвал взгляд от записки. Посмотрел на Анечку жалобно-злым взглядом брошенного крокодила и молвил:

- Надо же! Я так и знал, что все эти кошки подложат мне такую свинью! Дай-ка мне телефон, еще раз им позвоню!

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту