Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Вампилов на американской сцене

12/09/2018 7 Дней
Пьеса Александра Вампилова «Старший сын»

Пьеса Александра Вампилова «Старший сын»

Еще не поздно. Еще можно успеть, вскочить на подножку бешено мчащегося времени и... увидеть, почувствовать себя участником завораживающего действа – спектакля по самой светлой из пьес Александра Вампилова «Старший сын».

Такие люди, как он, в России долго не живут и нет пророка в своем отечестве: при жизни его пьесы не печатали, цензурировали и почти не ставили, но после его гибели в возрасте 35 лет, вдруг «заговорили о гениальной дрматургии, великом  Вампилове, и грянул залп постановок в десятках театрах страны и мира».

Олег Ефремов писал: «Пьесы Вампилова в 60-е годы у многих не вызвали интереса. Играли Розова, Володина, мечтали о «Гамлете», а «завтрашнего» драматурга просмотрели. Очень распространено мнение, что пьесам Вампилова мешали только некоторые не в меру ретивые чиновники. К сожалению, мешали и стереотипно устроенные наши собственные мозги…»

Пьеса Вампилова «Старший сын» – одно из лучших произведений советской драматургии. Потому что написанное в 1965 году, оно стало лучом добра во мраке несвободы.

В постановке русского режиссера американского театра Люды Лопатиной-Соломон эта типично вампиловская пьеса со всей своей задушевностью, наивностью и абсурдностью российской жизни в исполнении американских актеров на английском языке  представляет захватывающее зрелище. Когда следишь за каждым движением актеров, слышишь крик их души, видишь сияние глаз, взлет ресниц; и все это рассчитано, продумано до мелочей и доходит до самого сердца.

Как режиссер-постановщик решилась представить такую русскую пьесу американской аудитории, смутно представляющей, что такое российская глубинка и вообще весь этот абсурдный сюжет, если только это не из области фэнтази? Но Люда решилась. И выбрала ее для своего 20-го спектакля на английском языке; после Чехова, Булгакова, Сигарева. Почему?

– Прочла эту пьесу и на душе стало тепло. Захотелось поговорить об этом со зрителем...

Вампилов продолжил Чехова, рассказывая о загадочной русской душе.

В нашей жизни много агрессии, и, чтобы остановить ее, надо как-то повлиять на внутреннее состояние человека, затронуть его светлые душевные струны, помочь ему осознать, что самое важное, самое человечное в человеке это любвь, верность и семья...

Шесть американских и двое русскоязычных артистов составили великолепный ансамбль, доверительно сыгравший на сцене кусок жизни отдельной семьи со всеми ее неурядицами и одиночеством.

Глава семьи, «блаженный» Андрей Григорьевич Сарафанов в блестящем исполнении Бориса Кофмана, воевал, играл в симфоническом оркестре, но, потеряв жену, опустил рука; уволенный, играет на похоронах. Однако суетливый, многих раздражающий, живет честно, по совести, и это душевная чистота, незлобивость и доверчивость привлекают к нему людей.

– Нет-нет, меня не назовешь неудачником. У меня замечательные дети...  –  говорит он, а дочь Нина (Абби Уорберн) и сын Васенька (Гавин Ферроу) делают вид, что не догадываются о его новом занятии, полагая, что враньё лучше горькой правды.

Жемчужиной в коралловых рифах спектакля является актер Сэм Касс, обаятельный, харизматичный и пластичный. Люда Лопатина «выловила» его в водах Иллинойского университета в Чикаго, и он ярко воплотил на сцене вампиловского героя Владимира Бусыгина, студента, простого русского парня с неочерствевшей душой. Сам «безотцовщина», он понял, что «этот папаша –  святой человек», обладающий великим даром любви к людям.

Это теплое отношение к отцу семейства органично переросло в любовь к его дочери Нине и в чувство ответственности, когда он «уводит» Нину от ее прямолинейного и занудного жениха (Ник Брайант). Между ними, как искра или летящая комета, вспыхивают теплые человеческие чувства, желание помочь друг другу. По Вампилову: «Время нужно только для того, чтобы разлюбить. Полюбить –  времени не надо».

Но далеко не всем присущи такие чувства: в противоположность Бусыгину его случайный спутник Сильва (Джереми Шае) – полный пофигист, безразличный к другим людям. Он красив, зажигательно танцует, играет на гитаре, шутя, подбивает Бусыгина на обман, клеется к одинокой соседке Наташе (Дана Муэлчи) и всё это с усмешкой, будто всё вокруг происходящее его не касается, с него взятки гладки.

Зато другой сосед (Анатолий Непокульчицкий), наоборот, везде сует свой нос – вынюхивает, наблюдает. Как бабушка на скамейке у подъезда, он знает, почему страдает влюбленный Васенька, кто и зачем приходит к Наташе.

Исполнитель этой проходной роли наполнил ее глубоким смыслом, вряд ли понятым американским зрителям: полагая, что сосед из вертухаев, он скрипит хромовыми сапогами, смотрит на мир завистливо, пришибленно. Он – явный антипод безалаберному, но творческому Сарафанову, который сочиняет кантату под названием «Все люди – братья».

Женские образы тоже даны в сравнении. Обе молодые женщины самостоятельны и независимы, но Нина, взвалившая на себя заботы об отце и брате, мягче, спокойнее. Зато Наташа самоуверенна, легко манипулирует юным Васенькой, и голос ее властный, с истерическими нотками.

Конец открытый. Благодаря неудачнику-музыканту, обладающему великим талантом любви, Бусыгин многое понял за прошедние сутки, вдруг осознав, что не может бросить старика, и совсем не хочет покидать дом, где его любят. Нина и Васенька тоже остаются с отцом.

А теперь предостаим слово американским друзьям и любителям театра.

Роберт Норд: «Когда вы входите в этот театральный зал, обстановка на сцене захватывает вас и уносит далеко за ее пределы. Детали быта (сценограф Н. Ткачук): застекленная веранда, опавшие листья, почтовый ящик, мелом нарисованные детские «классики», а также костюмы артистов, их речь и музыка указывают на то, что мы оказались где-то в России, точнее в маленьком городском пригороде.

Персонажи взяты прямо из жизни, они реальны, иногда смешны, а актеры талантливы и очень профессиональны. Они вводят нас в мир эмоций и заставляют задуматься о дружбе и семье, человеческих ценностях и взаимоотношениях. Вдохновляет отец семейства, его старомодный акцент лишь добавляет подлинности его герою.

Непосвященный может только вообразить, сколько труда  студия Bluebird Arts привнесла в осуществление постановки пьесы Вампилова на чикагской сцене. Это великолепная возможность ознакомиться и наслаждаться творчеством великого драматурга, а спектакль «Старший сын» это прорыв в русский театр, блестяще представленный на английском языке и расширяющий пределы наших культур».

Марк Ройтман: «Понятие «старший сын» восходит к архетипу Патриархии. Он является наследником, хранителем традиций, любимым детищем отца. В замечательной, искуссно выстроенной пьесе Вампилова раскрывается сущность отцовства через сыновнюю почтительность: сострадание, бессребренность, благородство, любовь.

«Все мы вышли из гоголевской шинели» – из такой же шинели, только красноармейской, вышел отец семейства. Актёры ослепительно великолепны: едва ли возможно выбрать лучшего. В этом заключена магия сценического воплощения. Вся архитектоника спектакля – изящная и динамичная – зиждется на режиссуре. Подобно первозданному Творцу, режиссёр невидим. Люда Лопатина-Соломон с поистине Соломоновой мудростью и художественной виртуозностью разрешает каверзный вопрос притчи о двух сыновьях: кровного и духовного. Главное достоинство пьесы – её человечность. Интерьер сооружён добротно, продуманно, завлекающе.

Дмитрий Ларионов: «Я приехал в Америку с родителями, когда мне было 7 лет, и о том времени мало что помню. Поэтому спектакль о советской жизни мне был интересен, хотя вначале двое молодых «пришельцев» показались  хулиганами, лжецами и пьяницами; поверивший им старый человек – наивным, а его дочь и сын – бессердечными, готовыми бросить отца. Образы Сильвы и Наташи из-за их лживости вызвали неприятие.

Однако в конце побеждает присущая нормальному человеку любовь к ближнему и к женщине; почти все герои проявили свои лучшие человеческие качества. Так и должно быть в нашей жизни»...

Хотелось бы, чтобы в России рождалось больше таких светлых людей, как Вампилов и его положительные герои; может быть, и страна стала бы совсем другой, менее агрессивной.

Наталия  Шур

Спектакль «Старший сын» идет до 22 декабря в помещении Athenaeum Theatre; начало в четверг, пятницу и субботу в 7:30, в воскресенье в 2:00 pm.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту