Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Владимир Абаринов: Штормовое предубеждение

09/12/2017 TheDigest
zakharova

Американская пресса широко растиражировала афоризм Владимира Путина о сбежавшей из-под венца невесте:
Он же не невеста мне, я ему тоже не невеста, не жених, мы занимаемся государственной деятельностью, у каждой страны есть свои интересы.

Так выразился президент России о себе и Дональде Трампе в ответ на вопрос, не разочаровался ли он в президенте США. А вот высказывание о госсекретаре Тиллерсоне:
Правда, мы вашему соотечественнику господину Тиллерсону тоже когда-то вручали орден Дружбы, но он, судя по всему, попал в плохую компанию и немножко в другую сторону отруливает.

Чистый троллинг, который продолжился на брифинге в Госдепе:
МЭТТ ЛИ (AP): Президент Путин выразил нечто вроде разочарования или сожаления насчет того, что наградил нынешнего госсекретаря Тиллерсона орденом Дружбы. Я интересуюсь: что госсекретарь думает по этому поводу, если вам известно? Может, он хочет вернуть награду, коль скоро...
ХИЗЕР НОЙЕРТ: Я не задавала ему такой вопрос. Очень интересный комментарий президента Путина. Остановимся на этом. Интересный комментарий.

Конечно, с такой новостью бегут к шефу немедля. Если и не сказал ничего, то хоть усмехнулся или нахмурился. Трампы приходят и уходят, а ExxonMobil пребывает вовеки.

МЭТТ ЛИ: А он не висит у него в кабинете на видном месте? Не хочет ли он его теперь убрать подальше?
ХИЗЕР НОЙЕРТ: Мэтт, вы сегодня белены объелись? (Did you take your silly pills today?)

Миленький диалог в Госдепе. А еще через несколько реплик официальный представитель ведомства спросила журналиста, не работает ли он теперь на Russia Today.

Другие репортеры на том же брифинге придирчиво расспрашивали Нойерт: почему русские жалуются на "хулиганство" и "хамство" американской стороны, так ли уж был необходим осмотр помещений, которыми им теперь запрещено пользоваться, и почему русские называют этот осмотр "обыском"? Нойерт твердила, что таким образом США обеспечивали паритет, что она не знакома с правилами ФБР, но может заверить, что все было законно. Паритет заключается в том, что теперь у каждой страны по три генконсульства. Она даже не знала, что осмотры проводили не агенты ФБР, а сотрудники службы безопасности Госдепа.

Еще в середине июля, когда официальный представитель российского дипломатического ведомства Мария Захарова заявила, что "МИД РФ зафиксировал проникновения сотрудников спецслужб США на территорию арестованной дипломатической собственности", я задал в фейсбуке риторический вопрос: "Интересно, как они это фиксируют?" Мария Владимировна мне ответила:
Пока под этими объектами американские спецслужбы туннель не прорыли (как в свое время под нашим посольством в Вашингтоне), поэтому заходят все еще по старинке - через дверь. Так и фиксируем. Нам запрещено находиться на территории, а приближаться пока еще можно.

Я спросил: "А на них написано, что они сотрудники? Или вы их всех в лицо знаете?" Госпожа Захарова выразилась так:
Вы правы, скорее всего это были лауреаты конкурса имени Бетховена, искавшие там партитуру.

Все это очень занятно, но каковы же российско-американские отношения на самом деле?

Иногда складывается впечатление, что они развиваются в двух параллельных реальностях. В одной кипит базарная склока вокруг "дипсобственности" - в другой та же Нойерт уверяет, что США не хотят продолжать политику "зуб за зуб", а отбывающий на родину посол Джон Теффт сожалеет о расставании с русскими пельменями. В этой другой реальности Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон регулярно говорят по телефону, встречаются их замы Сергей Рябков и Томас Шеннон, спецпредставители по Украине Владислав Сурков и Курт Волкер - и даже, по словам Волкера, "о многом" договариваются. Собственно, даже непонятно, почему в обеих столицах твердят о том, что отношения находятся на самом низком после холодной войны уровне.

Есть, правда, мнение, что и в вопросе о зонах деэскалации в Сирии, и в проекте направления миротворцев ООН на Украину Вашингтон пошел на поводу у Москвы, но идеалисты отвечают на это, что лучше уж так, чем никак. На самом деле люди, занимающиеся сейчас в США внешней политикой и безопасностью, просто либо не знают, что делать и в этих двух случаях, и с Северной Кореей, и с Афганистаном, либо им все это глубоко безразлично. К этой второй категории принадлежит сам госсекретарь, вся публичная деятельность которого сводится к бесконечным поздравлениям с национальными праздниками других государств. Не госсекретарь, а тамада какой-то.

Так, может, обеим сторонам и нужен такой режим - без казенного энтузиазма и умильных улыбок?

Но этому modus vivendi скоро может прийти конец. Грядет новая мощная волна в расследовании Рашагейта. Сразу несколько комитетов Конгресса готовятся к продолжению слушаний, а спецпрокурор Роберт Мюллер скоро, по всей видимости, начнет допросы свидетелей. Ни Конгресс, ни Мюллер не приемлют довод президента о том, что разговоры о вмешательстве России в избирательный процесс - это "охота на ведьм" и попытка демократов оправдаться за поражение на выборах. Вопрос слишком серьезен, чтобы можно было спустить его на тормозах. Сегодня ни у кого в Америке такой власти нет. Поэтому советники президента спешно обзаводятся матерыми адвокатами. На днях это сделала директор Белого Дома по коммуникациям Хоуп Хикс, в свое время категорически отрицавшая наличие контактов между командой Трампа и представителями России.

Кроме того, в последнее время у Рашагейта появилось новое измерение. Речь идет о массированных взломах или попытках взлома избирательных компьютерных сетей. Как пишет The New York Times, как минимум в 21 штате, атакованном российскими хакерами, так и не удалось провести надлежащую экспертизу влияния этих атак на результаты выборов. Причина заключается в том, что власти штатов ревниво относятся к своему праву проводить выборы по собственному усмотрению и крайне неохотно допускают федеральные ведомства к проверке своих избирательных систем. У самих же штатов нет средств, чтобы обеспечить надежную защиту этих систем и проводить проверки самостоятельно.

2 июня в Петербурге Владимир Путин с развязной грубостью требовал от звезды NBC News Мегин Келли предъявить ему доказательства вмешательства России в американские выборы. "Как в одной организации, в которой я раньше работал, говорили: "Адреса, явки, фамилии". Давайте, где это все?" И, уже окончательно теряя остатки приличия: "Таблетку, что ли, надо дать вам какую-нибудь. Есть таблетка у кого-нибудь? Дайте таблетку какую-нибудь".

В тот самый день, когда он отмахивался, как от назойливой мухи, от вопросов Келли, американское интернет-издание Intercept опубликовало четыре страницы (неясно, весь ли это документ или только его начало) из секретного доклада Агентства национальной безопасности, в которых раскрывается схема вторжения хакеров в компьютерные сети региональных избирательных комиссий. К моменту публикации виновник утечки был установлен, арестован и признал себя виновным. Это сотрудница фирмы-подрядчика АНБ, 25-летняя Реалити Ли Уиннер, которой теперь грозит до десяти лет лишения свободы.

Администрация Трампа изобразила поимку Уиннер как свою крупную победу в борьбе с утечками. Но проблема Трампа в данном случае не в утечках. Президент, как известно, обвиняет демократов в регистрации нелегитимных избирателей - благодаря ей, по его мнению, Хиллари Клинтон и достигла трехмиллионного перевеса в общем числе голосов. Но Трампу для победы в коллегии выборщиков никаких миллионов голосов не требовалось - достаточно было слегка "подкрутить счетчик" в отдельных округах трех штатов, которые Хиллари считала своими и где разрыв составил от 10 до 50 тысяч голосов: Мичигана, Пенсильвании и Висконсина. Недаром Трамп так яростно возражал против пересчета бюллетеней именно в этих штатах.

Для манипуляций с базами регистрации избирателей необходимо знание программного обеспечения этих систем - ведь изменения в базы надо вносить так, чтобы взлом не был обнаружен. Напомню еще один подозрительный факт. В июле прошлого года вдруг обнаружилось странное взаимодействие между сервером, установленным в нью-йоркском небоскребе Трамп-тауэр, и серверами двух банков - российского Альфа-банка и калифорнийского SVB. Альфа-банк тогда назвал эти сведения "заведомо сфабрикованными", а представитель избирательного штаба Трампа Хоуп Хикс, о которой мы упоминали выше, - что никаких сообщений Trump Organization Альфа-банку не направляла и от него не получала.

Из этого сюжета выпал SVB - Silicon Valley Bank, зарегистрированный в Калифорнии. А между тем банк этот имеет прямое отношение к России. У него есть соглашение со Сбербанком о венчурном финансировании. Они проводят совместные мероприятия. Один из управляющих директоров SVB - выпускница Московской финансовой академии Вера Шокина, организатор встречи Дмитрия Медведева, в то время президента России, с русскими программистами в ходе его визита в Кремниевую долину в июне 2010 года. Удобная крыша для компьютерного шпионажа, даже если Вере Шокиной об этом ничего не известно. А генконсульство в Сан-Франциско - удобный командный пункт для курирования подобной деятельности в Кремниевой долине. Не потому ли Вашингтон потребовал закрыть генконсульство?

Источник: Грани

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту