Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Внешняя политика и нарушенные обещания

09/23/2016 7 Дней
broken

Чего американцы хотят от внешней политики? Того же самого, что и другие - в первую очередь безопасности, затем процветания, а также (если это возможно) ощущения, что страна исповедует желаемые политические или моральные ценности. Некоторые американцы думают, что Соединенные Штаты должны выигрывать много медалей на Олимпийских играх, иметь определенный статус «лидера свободного мира» и организовывать такие символические события, как высадка человека на Луне. Но, в основном, они хотят спокойствия, безопасности и комфорта – и еще знать, что их страна играет на стороне хороших парней.

Но, когда мы смотрим на три последние президентские администрации и на чудную кампанию, которая творится на наших глазах, мы поневоле задаемся вопросом, почему ни один из трех правивших после Холодной войны президентов не дал своему народу ту внешнюю политику, которую обещал. В каждом конкретном случае, кандидат обещал вести более сдержанный, разумный – можно сказать, реалистичный - внешнеполитический курс, и в каждый раз результатом было то фиаско, то чрезмерные амбиции, то неоправданные ожидания. Некоторые справились хуже других, но никто не дал американскому народу внешнюю политику, которую обещал.

Вспомните 1992 год. Выступая против Буша-старшего, чьи внешнеполитические полномочия и достижения, несомненно, были велики, Билл Клинтон сказал американцам, «все дело в экономике», но став президентом, не мог устоять перед либеральной гегемонией. Он расширил НАТО на восток, благодаря чем Америка взяла под защиту еще больше слабых стран, мало что сделал для повышения безопасности США и принял тактику «двойного сдерживания» в Персидском заливе, взвалившую еще больший груз на плечи США и убедившую Усаму бен Ладена направить свое внимание на «дальнего врага», что в итоге привело к 9/11.

Да, Клинтон не хотел уходить с головой в затратную международную трясину и отказался посылать американские войска в горячие точки. Его стратегия «вовлечения и расширения» основывалась на предположении, что распространение демократии и расширение гарантий безопасности США не будет иметь обратной стороны, потому что демократические страны не воюют друг с другом, Россия останется слабой навсегда, и все эти новые многосторонние гарантии никогда не будут выполнены. Клинтону повезло, поскольку последствия некоторых его промахов (например, 9/11 и реваншизма России) аукнулись Америке лишь когда он благополучно выселился из Белого дома.

Далее рассмотрим выборы 2000 года. Выступая против вице-президента Альберта Гора и имея малый опыт во внешней политике, Джордж Буш в течение всей кампании озвучивал скромные и реалистичные планы. Он обещал американцам внешнюю политику, которая была бы сильной, но «скромной», и он и его советники упрекнули Клинтона и Гора за неудавшиеся попытки «национального строительства». Короче говоря, американцам сказали, что Буш сосредоточится на большой политике и не станет размениваться на страны третьестепенного стратегического значения.

Благие намерения Буша рухнули по вине двух факторов. Во-первых, вместо того, чтобы полагаться на реалистов из Республиканской партии вроде Колина Пауэлла, он позволил Дику Чейни забить свою администрацию амбициозными неоконсерваторами. Во-вторых, атаки 9/11 позволили неоконсерваторам приобщить Буша к своему дезинформированному мировоззрению и проложить путь к катастрофическим вторжениям в Ирак и Афганистан. Вместо того чтобы дать американцам внешнюю политику, за которую они голосовали, Буш, Чейни и неоконсерваторы попытались сделать своим Ближний Восток, а затем «распространить свободу» по всему миру. Мы все знаем, чем это закончилось.

Перенесемся в 2008 год, когда малоизвестный сенатор от штата Иллинойс вел успешную кампанию, основанную отчасти на его бесспорном красноречии, но преимущественно на том, что он с самого начала выступал против войны в Ираке. Он клялся закончить эту войну и, что еще более важно, наладить отношения Америки с остальным миром, придерживаясь более разумной, дальновидной и реалистичной внешней политики. Учитывая то, что произошло в Ираке, конечно, он прислушается к пожеланиям американского народа и не станет повторять ошибок своих предшественников. И, конечно, этот бывший преподаватель конституционного права исправит перегибы эпохи Буша и Чейни: закроет Гитмо, прекратит пытки и наблюдения без ордера, сделает правительство более прозрачным и ответственным.

Но этого не произошло. Его красноречие и очевидный идеализм позволили ему одержать победу (особенно в Норвежском нобелевском комитете). К его чести, он также возглавил частично успешные усилия по решению проблемы изменения климата, ядерной безопасности и программы Ирана. Но он увеличил зависимость США от целенаправленных убийств, отдал под суд больше информаторов, чем Буш, и отказался привлечь к ответственности высшие официальные должностные лица национальной безопасности, когда они обманули общественность. Он одобрил непродуманное возобновление военных действий в Афганистане, ни к чему хорошему не приведшее, колебался в своем ответе на события Арабской весны, поддержал глупое вмешательство в дела Ливии. Его усилия по продвижению израильско-палестинского мира сошли на нет по той же причине, по которой не удались и предыдущие попытки.

Да, Обама удержал Соединенные Штаты подальше от Сирии и принял взвешенный подход к кризису в Украине. Тем самым он навлек на себя гнев ястребов, которые уверены, что чрезмерная сдержанность США делает мир опаснее. Что приводит нас к 2016 году.

И снова американский народ, кажется, хочет, чтобы американская политика была гиперактивной и намного более эффективной. Опрос исследовательского центра Pew в апреле показал: 57 процентов американцев считают, что Соединенные Штаты должны «решить свои собственные проблемы», и 41 процент считают, что страна «слишком много» участвует в мировых делах, и лишь 27 процентов полагают, что она недостаточно активна. Как и в 1992, 2000 и 2008 годах, у нас есть один кандидат (Трамп), предлагающий сделать все иначе. Он обуздает союзников, будет держаться подальше от странообразования, и (предположительно) наведет страху на друзей и врагов. Сначала эти слова кажутся убедительными, но исполнение этих обещаний пока вызывает сомнения.

А тут еще и Хиллари Клинтон. Она долгое время была ястребом-интернационалистом и считает, что для Соединенных Штатов лучше попытаться и потерпеть неудачу, чем не пытаться вообще. И ее большая команда набита ясноглазыми либеральными интернационалистами, которые убеждены в том, что Соединенные Штаты могут решить множество неприятных международных проблем в тех странах, в которых ничего не смыслит.

Так почему же американцам не удается получить желанную ими внешнюю политику? Можно утверждать, что это происходит потому, что американский народ мало что знает о внешней политике, и поэтому должен оставить это дело экспертам. То есть, конечно, в этом есть смысл, но это объяснение было бы намного более убедительным, если бы этот же самый истеблишмент в последние годы неоднократно не подводил свой народ  (раздувание угроз, преувеличение полезности военной силы). Так почему же?

Во-первых, потому что страна до сих пор так богата и так защищена, это обладает иммунитетом от последствий своих внешнеполитических глупостей. Во-вторых, Соединенные Штаты построили много глобальных институтов, взяли на себя тяжелое глобальное бремя и создали множество национальных организаций в сфере безопасности во время Холодной войны. Статус-кво хорошо укоренился, и это помогает объяснить, почему лидеры США не желают отказываться от установок, которые долгие годы давали неплохие результаты, даже несмотря на то, что мир во многом изменился.

В-третьих, внешнеполитический истеблишмент Америки - обычные государственные бюрократические структуры, заинтересованные группы, мозговые центры, школы государственной политики, благотворительные фонды, СМИ - следуют принципам либеральной гегемонии как по идеалистическим соображениям, так и потому, что она максимизирует их собственную власть и статус.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту