Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Хана Шпильман Уоллес: пережившая Холокост

04/28/2014 7 Дней
holocaust1

Может, по ней и не было этого видно, но Хана Шпильман Уоллес была почти наверняка гораздо сильнее вас.

После смерти обоих сыновей и обоих мужей, депортаций, избиений, лишений, страха, голода и заключения в двух страшных местах, у нее были все причины для того, чтобы уйти в себя.

Вместо этого, одна из старейших людей, переживших Холокост в Северной Америке, она всегда излучала оптимизм и теплоту. Она не только выжила, но и, словно назло Гитлеру, дожила почти до 107 лет, и мирно скончалась, окруженная семьей. Грета Гарбо могла бы адресовать миссис Уоллес свои знаменитые слова: «Тот, у кого с лица не сходит улыбка, внутри прочен, словно сталь».

Ее уход в мир иной случился на фоне нескольких смертей старейших людей, переживших Холокост: миссис Уоллес умерла 16 февраля в Торонто; через неделю - британка Алиса Герц-Зоммер, считаемая старейшим человеком, пережившим Холокост, скончалась в возрасте 110 лет, незадолго до того, как снятый о ней фильм получил Оскар; австриец Леопольд Энглайтер умер год назад на 107 году жизни; брат миссис Уоллес, композитор и пианист Лев Спеллман, умер в конце 2012 года, тоже в Торонто, в возрасте 99 лет.

Мало того, что г-жа Уоллес пережила Освенцим и Берген-Бельзен, она также поборола болезнь сердца и рак молочной железы в свои последние годы. Хотя она уже плохо видела, она жила одна, пока на 104 году жизни не сломала бедро, что потребовало переезда в дом престарелых. В возрасте 105 лет ей поставили кардиостимулятор.

«Она действовала вдохновляюще на всех, с кем она встречалась», - пишет ее большая семья. Миссис Уоллес «призналась, что прошла сложный и трудный путь, но всегда умела видеть положительные стороны. Преодолев столетний порог, она заметила: «Если кто-то бы сказал раньше, что буду жить долго, я бы сказала, что они меня обманывают. Нужно себя ущипнуть – я жива!».

Во время празднования ее сотого дня рождения, она говорила в течение 20 минут, и без бумажки. «С детства я всегда говорила, что нельзя сдаваться, - посоветовала она. - Имейте веру в Бога и не унывайте. Никогда не говорите: «Я не могу». Самое главное, не говорите: «Вчера у меня был неудачный день».

«Ночью мне снятся дурные сны, но я о них не думаю, - сказала она. - У меня есть семья, и я должна жить для нее».

В отличие от многих других выживших в нацистских концентрационных лагерях, которые отвернулись от Бога, миссис Уоллес никогда не колебалась в своей вере. «Ее вели две причины, - сказала ее племянница, Элен Шифман, - ее семья и ее духовность». Другим источником вдохновения была музыка. Ее двоюродным братом был музыкант и композитор Владислав Шпильман, чья жизнь была отображена в фильме «Пианист».

Хана Шпильман родилась 12 апреля 1907 года в польском городе Островец. Ее отец был хорошо известным скрипачом и учителем музыки. У его восьмерых детей было счастливое детство. «Мы всегда танцевали, пели и играли», - вспоминала она. Но в городе витали антисемитские настроения, и евреев часто дразнили криками «Жид!» Убирайся в Палестину!». Еврейских детей наказывали в школе, если они жаловались на избиения. В 18 лет она вступила в брак по договоренности с Янкелем Лустигом, музыкантом на 13 лет ее старше. К 20 годам, она родила первенца, Исраэля Лейба, а в 22 – второго сына, который в 2 года умер от пневмонии.

Она живо помнила тот хаос, который настал, когда Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года, и железнодорожные станции были взорваны с воздуха, остановив движение. Нацисты шли, как будто «все принадлежит им», сказала она. Евреи вскоре были вынуждены носить желтые повязки или значки. Местный юденрат или иудейский совет, административный орган, который евреи были вынуждены сформировать, состоял из «самых лучших людей в городе», но вскоре те стали красть ценности и наказывать своих же.

Евреи были согнаны в гетто в апреле 1941 года. Когда гетто было ликвидировано в конце 1942, 11000 евреев были перевезены в Треблинку, среди них был отец Ханы и ее две сестры. Миссис Уоллес никогда больше их не видела. Для тех, кто остался, был создан лагерь принудительного труда.

С 1942 по 1944 год, она трудилась в лагере. «Как-то раз, они заставили нас встать в ряд, и расстреливали каждого десятого. Я была девятой», - вспоминала она.

Пошли слухи о дальнейших депортациях, и миссис Уоллес с мужем спрятались на кладбище среди трупов, ожидающих захоронения. Напрасно: оба были перевезены в Освенцим в сентябре 1944 года.

Там ее поставили перед чудовищным Йозефом Менгеле, который, тыча пальцем, выбирал тех, кто остается жить, а кого отравят газом. 37-летняя Хана была пригодной для работы. Ее раздели догола, обрили голову и наспех вытатуировали на плече номер 16971. Сначала новоприбывших облили холодной водой, потом горячей. Их переодели в полосатые робы и дали маленький кусочек хлеба. Наступила пора непосильного труда – по 12 часов в день они выдергивали корни и деревья из реки. Оттуда был хорошо виден огонь на вершине крематория.

Чтобы избежать кошмара, она вызвалась стать одной из перевезенных в Берген-Бельзен. «Жалела ли я? – сетовала она. - По крайней мере, в Освенциме было чисто. В Берген-Бельзен, вши были настолько большими, что некоторые девушки ели их! Я сама это видела». Каждое утро из бараков выносили не меньше 20 мертвых женщин. Просто чтобы снова почувствовать себя человеком, миссис Уоллес умывалась водянистым кофе.

Берген-Бельзен был освобожден канадскими и британскими войсками 15 апреля 1945 года, и Хана Уоллес вскоре обнаружила, что муж и сын тоже живы. Она воссоединилась с мужем, но их ждал еще один кошмар: сразу после окончания войны, их единственный оставшийся сын был убит в Польше, как она говорила, солдатами Армии Крайовой. «Они пришли убивать евреев, вот и все, - сказала она. - Я не хотела жить».

Ее муж не этого пережил - вскоре он умер от сердечной недостаточности.

После недолгого пребывания в Мюнхене, миссис Уоллес переехала в Канаду. Там она встретила уроженца родного города, который потерял свою жену и троих детей в годы Холокоста. Они поженились в 1950 году. При предоставлении им гражданства в 1953 году, судья посмотрел на фамилию мужчины, Влощовский, и убедил его изменить ее на Уоллес.

Пара открыла магазин канцелярских товаров в Торонто, а затем – магазин женской одежды. Они хотели переехать в Израиль, но Уоллес заболел и умер в 1966 году. С годами зрение Ханы Уоллес ослабло, но ясность ума оставалась с ней.

«Она была мудрой женщиной, - говорит ее племянница, Элен Шифман. - Она всегда находила умный ответ». Свои последние годы она посвятила семье своего брата, Льва Спеллмана, который говорил, что она была ему как мать.

«Если переживший Холокост может пронести с собой такое ​​невероятное ощущение позитивности, сохранить свою веру в Бога и в людскую доброту, то я считаю, что мы все должны смотреть на мир с надеждой», - сказал Брайан Шифман, внучатый племянник миссис Уоллес.

Отвечая на вопрос о том, что она хотела бы сказать молодому поколению, Хана Уоллес ответила: «Нужно иметь волю к жизни. Не отклоняться с пути. Быть с людьми ласковым. Быть счастливым. Вот все, что я могу сказать».

 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту