Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Юрий Нестеренко: О непостижимом

nesterenko-4

Иммануил Кант считал в свое время непостижимыми две вещи - звездное небо и нравственный закон внутри человека. Тезис был сомнительным даже для XVIII века, а уж по нынешним временам и подавно. Правда, о 96% Вселенной мы все еще не знаем абсолютно ничего, кроме того, что они приходятся на темную энергию и темную материю - но как раз со звездами разобрались уже более-менее неплохо. С «нравственным законом» все еще проще, тут никаких темных материй давно нет. Мораль - такой же социальный институт, как и любые другие, и в «категорических императивах», так поражавших Канта, на самом деле нет ничего ни категорического, ни императивного: это просто результаты воспитания. Мораль не имеет не то что «божественной», но даже и инстинктивной природы, несмотря на то, что аналогичные паттерны поведения прослеживаются у животных. Определенные формы альтруистического поведения, включая заботу о потомстве и других членах стаи, а также регламентация  взаимоотношений внутри стаи, позволяющая избежать внутривидового насилия, действительно эволюционно выгодны и потому закрепляются отбором - у тех видов, которые слишком примитивны, чтобы руководствоваться чем-то, кроме инстинктов. Однако с восхождением по эволюционной лестнице роль инстинктов падает, уступая роли обучения, и у высших приматов она падает практически до нуля. Любой приматолог подтвердит, что обезьяны от природы аморальны, несмотря на то, что вступают в сложные социальные отношения - и к самой высокоразвитой из обезьян это относится в наибольшей мере. Никаких «общечеловеческих ценностей» не существует и не может существовать; все это - производные определенного общества в определенный период, и даже не общества в целом, а отдельных групп внутри него. Даже в рамках одной страны в одно и то же время дворянская мораль, к примеру, очень сильно отличается от крестьянской. Дворянин может вызвать другого дворянина на дуэль (глупейший обычай, ибо победа на дуэли определяется исключительно искусством владения оружием, а не правотой сторон!) из-за одного непочтительного слова о дворянке, но при этом насиловать крестьянок в сарае и не видеть в этом ничего неправильного. Крестьянин будет считать тяжелым грехом обмануть своего односельчанина (члена общины) и в то же время доблестью – «надуть» такого же крестьянина из соседнего села (чужака!)

При этом мораль более высокоразвитого дворянина все же выглядит прогрессивнее морали крестьянина - ибо первый все-таки распространяет общие «правила игры» на весь свой класс, а не на одну деревню. Исходя из этой тенденции, а также на фоне общих интеграционных процессов на национальном, а потом и на мировом уровне, и возникла идея искусственного создания никогда не существовавшей «общечеловеческой морали» (заметим, что предыдущие попытки создать таковую на базе религии были обречены изначально даже в пределах одной конфессии, ибо все мировые религии восходят вообще к морали рабовладельческого общества, и соответственно разная мораль рабов и господ прописана там прямым текстом). Идею подхватили левые, хотя с их точки зрения наиболее прогрессивными были не образованные дворяне, и даже не крестьяне, а пролетариат, у которого никакой морали не было вообще, поскольку он, в отличие даже от крестьян, практически ничем не владел и ни за что не отвечал. Что получилось из попыток выстроить «прогрессивное» общество на пролетарской морали, мы хорошо знаем - такого ужаса мир не знал даже во времена самого дремучего рабовладения, при котором свободу и достоинство сохраняли хотя бы рабовладельцы.  Коммунистическое же общество оказалось воистину уникальным - в нем рабами стали абсолютно все, снизу доверху, включая ближайших сподвижников верховного вождя и исключая разве что его самого - вынужденного, в свою очередь, вечно трястись от страха за свою власть и жизнь, ибо его «божественный» статус, в отличие от фараонов древности, опирался не на вековую традицию, а на победу в «схватке бульдогов под ковром», а это все-таки очень сомнительная основа легитимности. Фактически мораль коммунистического общества - реальная, а не та, что на плакатах - свелась к принципу «умри ты сегодня, а я завтра» (а ГУЛАГ, где он был сформулирован - это и есть кристаллически чистое, избавленное от всех «буржуазных излишеств» выражение коммунистической системы). И крах соответствующей системы был предопределен этой причиной даже в большей степени, чем ее экономической несостоятельностью.

Однако и моральная эволюция свободного мира также пошла по ложному (и опять-таки левому, причем во всех смыслах) пути. Ответом на развитие цивилизации и все более активное взаимодействие между ее частями должна была стать не попытка выработать единую и равно подходящую для всех систему догм - что в принципе не может работать, и именно поэтому, кстати, высшими животными не правят инстинкты, являющиеся той же системой догм, но закрепленной биологически. Ибо догмами можно описать лишь очень ограниченную и примитивную систему. А в системе сложной и разнородной, да еще динамически меняющейся, догмы неминуемо вступят в противоречие или с реальностью, или друг с другом (причем «или» включающее). Ответом должна была стать опора не на моральные догмы, а на разум. Не на всеобщее безальтернативное «хорошо» и «плохо», а на анализ ситуации в каждом конкретном случае. Не на «можно» и «нельзя», а на «можно-то все, но выгодно ли?» Выгода - это не когда жадный негодяй набивает карманы золотом, обрекая всех вокруг на голодную смерть, а потом помирает от голода сам, тщетно пытаясь грызть золотые слитки. Выгода - это когда предприниматель понимает, что слишком высокие цены отпугнут покупателей, а слишком низкие зарплаты - работников. Ну и заодно, что нищий - это плохой покупатель, да и сосед тоже не лучший. Торговать выгоднее, чем воевать (причем чем совершеннее оружие, тем в большей мере - военные издержки растут гораздо быстрее стоимости потенциальных трофеев). Честность выгоднее обмана - обманщик получит разовую выгоду, но проиграет в долгосрочной перспективе. Но в то же самое время нет никакой выгоды в том, чтобы подходить к нарушителям конвенций с той же меркой, что и к тем, кто их соблюдает. Этих, напротив, надо подавлять максимально жестко. И да, выгоднее потратиться (иногда и очень серьезно) на то, чтобы убить убийцу и засадить вора, чем купить у них по дешевке имущество жертв - ибо если ты поощряешь преступников, то рано или поздно станешь их очередной жертвой.

И нет, отсюда вовсе не следует, что выгодно и нужно сотрудничать  с людоедом, который ест только своих подданных, а на твоих не зарится. Ибо если подданные недовольны, они рано или поздно людоеда скинут и сотрудничество тебе припомнят. А если подданные охотно позволяют себя есть, людоед войдет во вкус и захочет разнообразить меню соседями. Россия - нагляднейший пример последнего не только в последние два года, но и на протяжении всей своей истории.

Увы - нежелание человечества руководствоваться разумом, а не догмами, ведет к полному краху, в том числе, и самих моральных догм.  Левые, пытаясь одновременно отстаивать «общечеловеческие ценности» и diversity, пришли к полной шизофрении, ибо одно исключает другое. Правые, ратующие за «традиционные ценности», готовы штабелями ложиться под самого аморального, подлого и лживого подонка современного мира. «Прагматики» жаждут сотрудничать с ворами и обманщиками. И даже сами эти подонки и воры, начиная с недофюрера и до последнего «ватника», действуют исключительно против собственных интересов - если только не считать таковыми скорую и бесславную гибель под развалинами собственной страны.

И вот такая всеобщая глупость - действительно нечто непостижимое.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту