Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Кандидат сверху

02/12/2016 7Дней
voloshina-1

Скандал, начавшийся 3 февраля с заявления министра экономического развития и торговли Украины Айвараса Абромавичуса об отставке, на первый взгляд, был успешно разрешен. Намерение президента «перезагрузить» Кабмин, анонсированная отставка премьер-министра Арсения Яценюка и всего Кабмина - отложены в долгий ящик. Четверо из пяти уволившихся ранее министров вернулись на свои посты. Категорический отказ Абромавичуса дальше выполнять обязанности министра экономического развития воспринимается сейчас как досадный случай, неспособный повлиять на общее желание работать и реформировать страну. Но это только на первый взгляд.

На самом деле кризис никуда не делся. Потому что был связан не с персонами министров и не с тем смыслом, который они вкладывали в понятие реформы, а с тем, что сама система украинской власти сформирована по еще советскому принципу трудовых отношений «начальник-подчиненный», основанному на безоговорочном подчинении вышестоящему руководству. То, что произошло в украинском политикуме, и что председатель Верховной Рады назвал политическим кризисом, обусловлено пренебрежением к профессиональным качествам и должностным обязанностям человека, назначенного на пост.

Айварас Абромавичус причиной своего увольнения назвал давление на него со стороны депутата, близкого к президенту, с требованием расставить на ключевые должности людей, «согласованных с высоким начальством».

Свои люди на хлебных местах – украинская политическая реальность. Примечательно другое: даже после гневных заявлений послов, не все в украинском обществе до конца понимают, почему звонок «сверху» является неприемлемым.

В украинской прессе появились фотокопии переписки между Абромавичусом и Андреем Пасишником – тем человеком, за которого «просили» из Администрации президента. Из них видно, что согласованный претендент даже не понимает, что его СМС о том, что его кандидатура одобрена с премьер-министром и «спущена» в министерство экономики президентским другом, являются по сути, «явкой с повинной». Люди, участвующие в подобных схемах, не рассылают о них СМС. Но для Украины это в порядке вещей.

Основной причиной скандала стало подозрение в том, что через назначенцев близкий к президенту депутат намеревается расставить своих людей на финансово привлекательные должности и тем самым получить доступ к державным средствам. Общество обвиняет Игоря Кононенко, а с ним и президента, в попытке получения финансовой выгоды, а значит в участии в коррупционных схемах, забывая при этом о том, что коррупция – это не только взятка и нелегальные финансы, это еще и использование служебного положения в личных целях. Поэтому бескорыстное трудоустройство молодого человека не менее коррупционно, чем желание расставить своих людей на должности для получения дивидендов.

Даже если бы и президент, и Кононенко, и ставший последней каплей Пасишник ставили перед собой самые благие цели: уберечь страну от казнокрадов, занять должность, чтобы не дать воровать другим – это не изменило бы того факта, что звонок, просьба, Viber-чат, недопустимы в обществе, где уважают профессионализм и понимают границы ответственности.

На самом деле, случай с Абромавичусом - типичный для украинских трудовых отношений. Это уже стало некоей негласной традицией, когда выполнение всех распоряжений начальства считается основной трудовой обязанностью.

К примеру, чьим подчиненным был Абромавичус, если на должность его делегировала фракция президента Петра Порошенко, но работа Кабинета министров находится в сфере ответственности премьера Арсения Яценюка? Чьи распоряжения он должен был выполнять? А это и не важно. Чиноподчинение к реформам не имеет никакого отношения. Как не имеет никакого отношения к качеству блюда вопрос о том, чьим подчиненным является шеф-повар, нанятый на работу дирекцией ресторана. Может ли президент, премьер-министр, депутат надзирать за тем, как ведется работа в конкретно взятом министерстве? Может. Но не может приказывать, требовать, давать указания. Как невозможно требовать от шеф-повара изменить качество продуктов в блюде, не докладывать порции, или использовать добавки, которые шеф не одобряет. Есть пределы компетенции, за которые не должен заходить именно руководитель, даже если он является непосредственным начальником. Тем более, если он является непосредственным начальником.

Произошедшее, в первую очередь, говорит об очень низком трудовом и социальном развитии украинского общества. Здесь просто непринято обнародовать факты давления на подчиненных. Учителей и врачей заставляют принимать участие в массовых акциях по приказу руководства, чиновников – голосовать или агитировать за определенного кандидата, депутатов – принимать законы без обсуждения на фракции или без объяснения всех «за» и «против». Как не принято обнародовать факты сексуального домогательства и травли на рабочем месте за взгляды и принципы, не разделяемые трудовым коллективом или начальством.

Стоит только вспомнить, с какими боями принимались законы о «трудовой дискриминации», чтобы понять, что советское право на труд, полностью выхолостило из общественного сознания трудовую и профессиональную этику. Обществу, воспитанному на добровольно-принудительных советских демонстрациях и компромиссах с руководством из-за очереди на квартиру, или отпуска в летний период, очень сложно понять, что некоторые моменты начальничьего надзора попросту оскорбительны для уважающего себя подчиненного. Научившись отстаивать личное пространство, украинцы еще не научились включать в него трудовые границы.

Могли ли президент, премьер, фракция, коалиция поставить вопрос о несоответствии министра Абрамавичуса занимаемой должности? Конечно, да. Могли ли изучить его кадровые решения? Да, у них есть такое право и полномочия. Могли ли они «спускать» ему кадры сверху? Конечно, нет. Потому что в любом эффективно работающем подразделении кадры решают все и никому, кроме непосредственно принимающего ключевые решения, не позволено «влезть со своим самоваром» в работу ведомства.

Но есть и другая сторона нецивилизованных взаимоотношений начальника и подчиненного. И она тоже присутствует в ситуации, которую обнажил министр Абрамавичус. Речь о полной оторванности украинских политиков от мнения электората, нарочитое безразличие к тому, как выглядят их кадровые решения со стороны.

Когда имя Игоря Кононенко было названо, фракция Блока Петра Порошенко собралась на экстренное заседание для того, чтобы поставить вопрос о сложении им депутатских полномочий. Только девять человек проголосовало за это постановление. На общем собрании фракции было принято решение о нецелесообразности ухода Игоря Кононенко из Парламента из-за того, что «это может привести к компрометации всей политической силы». То есть, уход из политики высокопоставленного партийного функционера, оказавшегося в центре громкого скандала, по мнению депутатов, компрометирует политическую силу, а сам скандал – нет. Как и ни одна из многочисленных партийных ячеек не выступила с заявлением о том, что скандал вокруг руководства партии рушит их личную политическую репутацию и мешает взаимодействию с избирателями на местах.

К сожалению, все, что касается назначений на должность, отставок, скользких личных отношений, являющихся причиной приема на ответственную работу – все это лежит в плоскости скандалов. В украинской печати и блогосфере неоднократно появлялись сообщения о том, что человек, замешанный в коррупции или видный деятель прошлого режима, сохраняет свои связи и влияние, приглашается на работу уже новой властью. И ничто – ни протесты общества, ни материалы в печати - не могут этому воспрепятствовать. Общество абсолютно бессильно во всем, что касается взаимоотношений большого начальника и его подчиненных.

Таким образом, сложилась система, при которой в стране невозможно получить работу без готовности беспрекословно подчиняться любым требования руководителя. Равно как любую ответственную престижную должность можно занять вне зависимости от того, в каких скандалах и схемах до этого был замешан человек.

Это и есть суть украинских общественных и профессиональных отношений. Именно на искоренение подобного явления должны быть направлены украинские реформы. Они должны создать в стране конкурентную среду, в которой профессионализм является основой жизненного успеха. Тогда скроенные по принципу семейного, кланового или кастового интереса структуры попросту не выдержат конкуренции с четко работающими отлаженными механизмами, нацеленными на результат.

Скандал, вызванный заявлением Абромавичуса, – это история о неконкурентной, замшелой, нежизнеспособной украинской профессиональной действительности, которая давно нуждается в струе чистого воздуха. Министру удалось не просто сказать правду, но и обозначить конечную цель проводимых реформ.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту