Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

«Майдан» на час

portnikov-3

О том, что в Киеве рано или поздно начнется «третий Майдан» - так как украинцам уже надоела власть, появившаяся в стране после бегства Виктора Януковича и его соратников в Россию, куда чаще говорят российские журналисты и политики, чем украинские. Более того, создается впечатление, что именно в российских политических кругах – по крайней мере, в той их части, которая активно занимается Украиной – и появилось желание этот «Третий Майдан» организовать.

Во вторую годовщину трагических событий на центральной площади Киева все развивалось как по маслу. Вначале немногочисленный митинг с заявлениями антивластного (и антисемитского) толка. Затем погром немногих оставшихся на Крещатике финансовых учреждений, связанных с российским капиталом и попытка установить несколько палаток на Майдане. Затем захват актового зала одного из столичных отелей и выдвижение требований к «антинародной власти». В российских СМИ уже появляются сообщения, что «революцию» в стране начал знаменитый «Правый сектор» - любимая организация московских журналистов и политиков, которой обычно приписываются любые радикальные проявления в украинской общественной жизни. Но «Правый сектор» решительно отмежевывается от происходящего – как, впрочем, и все сколь-нибудь известные организации радикального толка. На следующий день актовый зал отеля «Казацкий» освобождается от новоявленных революционеров. А уже к вечеру на Майдане исчезают установленные в годовщину трагедии палатки. Протест окончен.

Вместо того, чтобы пытаться понять, что это было на самом деле – расследованием занимаются и правоохранительные органы, и обычные пользователи социальных сетей, «неожиданно» установившие связь организаторов нового протеста и с пресловутым Антимайданом, и с «народными республиками» на Донбассе, отметим, что у российских политиков, политтехнологов и СМИ весьма своеобразное представление о Майдане. Как, впрочем, и об «Арабской весне», и о любом масштабном народном выступлении. В Москве уверены, что Майдан – это самая обыкновенная технология. Что где-нибудь в госдепартаменте, посольстве США или каком-нибудь аналитическом центре сидят клерки, которые решают «наказать» тот или иной не подчиняющийся Вашингтону режим и устраивают заваруху. Именно поэтому таким неподдельным было изумление российских СМИ – и возмущение Путина, – когда рухнул режим Мубарака в Египте. Как же это так, почему американцы решили избавиться от своего давнего друга? Мысль, что это, возможно, просто не американцы, даже не рассматривается практически нигде – от газет до Службы внешней разведки и президентской администрации. И уж тем более нельзя допустить мысли, что в Киеве – тоже не американцы. Конечно они, кто же еще? Именно тогда, когда Владимир Владимирович доблестно завершил свою лучшую спецоперацию по укрощению Януковича и возвращению Украины в родные пенаты, вновь вмешался извечный враг и устроил Майдан.

Я хорошо помню, как рассказывал – буквально спустя несколько месяцев после Майдана – о том, как он начинался на самом деле – знакомым из России, друзьям своих коллег. Рассказывал, как практически выдыхалась энергия протеста, как не понимали, что делать ни руководители оппозиции, ни гражданские активисты. Как стало ясно, что Майдан, на котором расположился небольшой студенческий лагерь, придется вскоре оставить. И как все переменилось после избиения студентов украинскими силовиками. Били их точно не американские дипломаты. И точно не они советовали Януковичу во что бы то ни стало сохранить во главе МВД его руководителя генерала Захарченко, отставки которого уже на следующий день после разгона студенческого Майдана требовали протестующие. Собственно, вот так, из-за неадекватности власти и ее готовности применять силу и начался настоящий Майдан. И всякий раз, когда нащупывались пути к нахождению политического соглашения, Янукович выбирал конфронтацию и силовой вариант. А перед этим обязательно совершал «звонок другу» - Путину.

Мои собеседники решительно не хотели верить мне – очевидцу и участнику событий, – но продолжали верить собственному телевидению. Так я и понял, что представление о народном гневе как о технологии уже ничем не изменить. И, действительно, всякий раз, когда нужно было провести какую-нибудь очередную спецоперацию – ее пытались устроить в форме Майдана.

Именно так осуществлялась аннексия Крыма – Самооборона, народные выступления и… российские регулярные войска, которые на самом деле осуществляли все реальные действия по захвату украинского полуострова. Именно так начиналась война на Донбассе – захват областных администраций и СБУ, «народные губернаторы» и… поставка вооружений, в том числе тяжелых, отправка регулярных войск и диверсантов. Оказывалось, что российская технология Майдана подразумевает не столько участие народа, сколько присутствие армии. А народ в этой ситуации просто выглядит заградительным отрядом, не позволяющим разглядеть подлинных участников событий – чрезвычайно «вежливых» зеленых человечков. Когда Путин говорил, что его воинство станет за спинами женщин и детей – это не была оговорка. Это была реальная программа действий авторитарного правителя, искренне хотевшего, чтобы мирное население Крыма и Донбасса прикрыло своими телами его силовиков. Это и есть Майдан по-путински.

«Третий Майдан» в Киеве завершился так быстро именно потому, что в украинскую столицу можно прислать деньги для дестабилизации и пропаганды, можно найти участников событий – даже искренне возмущенных властью, – но нельзя прислать диверсантов и войска, которые и осуществят ту часть игры, которая более всего интересует Кремль – захват власти. Поэтому приходится рассчитывать на народное возмущение. Ведь люди-то недовольны властью – значит, они пойдут за каждым, кто укажет им путь на Кабмин и президентскую администрацию.

И тут кроется главный просчет тех, кто видит в Майдане исключительно американскую технологию. Возмущение по поводу власти в украинском обществе существует всегда. Но поиск путей решения проблем происходит в русле более или менее цивилизованного политического процесса. Это и парламентская борьба, и пикеты, и демонстрации, и досрочные выборы. Но Майдан возникает именно тогда, когда власть проявляет свою полную неадекватность.

Даже во времена Януковича, когда было ясно, что пропасть между властью и обществом велика как никогда, большая часть граждан была уверена в необходимости продолжения политических процессов. Именно к Януковичу – как к президенту страны – обращались студенты, которые вышли на улицы в Киева в первые дни протестов. Именно от него ожидали возврата к курсу европейской интеграции. А то, что власть решила этих мирных протестующих избить и разогнать – ну, простите, это никакая не технология. Это форменный идиотизм. Для настоящего Майдана нужен не только возмущенный народ. Нужны еще и не способные к диалогу правители.

Если вспомнить, что происходило в дни первого Майдана – 2004 года – то ведь он тоже начался после того, как стало ясно, что власть не собирается замечать народного возмущения по поводу возможной фальсификации выборов. Граждане требовали одного – переголосования. И в результате народный протест привел к «круглому столу» и выработке политического решения. Но это потому, что президентом страны был тогда не Янукович – и в тот момент склонявшийся к силовому решению, а Леонид Кучма, прекрасно понимавший последствия применения силы. И, между прочим, именно адекватность Кучмы и его готовность к диалогу в конечном счете позволила Януковичу сохраниться в политике, уже через недолгое время стать премьер-министром, а там и президентом страны – и разогнать «свой Майдан». Второй.

Поэтому «третий Майдан» возможен только в том случае, если мы вновь будем иметь дело с неадекватностью властей. Но пока в кабинетах находятся люди, которые сами прошли через два Майдана и точно знают, что причиной их появления был не звонок от американского посла, можно не сомневаться в том, что происходящее в стране будет укладываться в рамки политического процесса, а не стихийного бунта.

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту