Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
  Расширенный 
 

Сладкий яд тирании

03/09/2018 7 Дней
Тирания

Тирания

Почему люди раз за разом с распростертыми объятиями принимают авторитарных лидеров? На протяжении тысячелетий философы и политические теоретики пытались объяснить, почему мы охотно содействуем собственному гнету, подчиняясь тиранам. И сегодня зловещий подъем авторитарных режимов во всем мире делает этот вопрос столь же актуальным, как и прежде.

Платон был одним из первых и самых влиятельных мыслителей, ломавших головы над проблемой тирании. В своем труде «Республика», написанном около 380 г. до н. э., он утверждал, что демократическим государствам суждено превратиться в тиранию. Платон не был поклонником демократии, возможно, потому, что именно афинская демократия приговорила его любимого учителя Сократа к смерти. Он считал, что демократические формы правления делают население недисциплинированным, и он становится легкой добычей для политиков-краснобаев, умеющих манипулировать их желаниями. В «Горгии», написанном примерно в то же время, что и «Республика», он говорит, что такие политики умасливают народ обещаниями.

Теперь перенесемся на два с половиной тысячелетия вперед, в начало 20-го века, когда творил немецкий социолог Макс Вебер. Вебер, один из основателей социологии, разработал концепцию «харизматического авторитета» - «определенного качества личности, в силу которого человек отличается от обычных людей и рассматривается как наделенный сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по крайней мере, особенно исключительными полномочиями или чертами». Харизматические лидеры завоевывают преданность своих сторонников и считаются пророческими фигурами. Взгляды Вебера дополняют отрывочные объяснения Платона. Набирающегося сил тирана окружает особая, почти магическая аура. Его последователи считают, что он может творить чудеса. Но как это происходит? Что побуждает вполне разумных людей падать ниц перед такими личностями? Чтобы это объяснить, нам нужно копнуть глубже.

В то же время, когда Вебер развивал свою теорию харизмы в Берлине, Зигмунд Фрейд раздумывал над подобными идеями в Вене. Его мысли достигли кульминации в книге «Групповая психология и анализ эго» (1921), посвященной психологической динамике подчинения. Эта работа, как и большинство трудов Фрейда, сложна для понимания, но условно ее можно разделить на две основные темы. Во-первых, Фрейд утверждал, что те, кого привлекают авторитарные лидеры, идеализируют их. Лидер рассматривается как образцовый, героический человек, лишенный какого-либо серьезного недостатка. Во-вторых, последователи отождествляют себя с лидером, заменяя его тем, что Фрейд назвал идеалом эго. Идеал эго - это мысленное представление ваших главных ценностей. Оно состоит из убеждений о правильном и неправильном, обязательном и недопустимом. Это наш моральный компас: по сути, та же совесть. Заменяя идеал эго своих сторонников, авторитарный лидер становится их совестью, а его голос - голосом их совести. Все желания вождя по определению верны и правильны.

Тезис Фрейда очень хорошо согласуется с тем, что произошло в гитлеровской Германии. Рассмотрим пример Альфонса Хека. В юности Хек был членом Гитлерюгенда. В своей книге «Нацистская совесть» (2003) историк Клаудия Кунц пишет, что, когда Хек наблюдал, как гестапо собирало евреев в его деревне, чтобы их депортировать, включая его лучшего друга Хайнца, он не сказал себе: «Как ужасно, они арестовывают евреев». Вместо этого, впитав знания о «еврейской угрозе», он сказал: «Какое несчастье, что Хайнц - еврей». Уже взрослым он вспоминал: «Я считал депортацию справедливой мерой».

Стоит добавить, что последователи считают друг друга частями «движения» и ощущают себя слитыми в коллективное целое. Это опьяняющее чувство единства и подчинения личного интереса чему-то глобальному является очень важным компонентом авторитарных систем. Оно встречается в большой авторитарной риторике, о чем свидетельствует Третий Рейх. Представление о том, что один человек имеет значение только как крошечная деталь в системе, и что долг великого, трансцендентного духа превосходит ограниченный личный интерес, было широко распространено в гитлеровской Германии. Немецким детям было поручено сохранять свою кровь «чистой», т. е. избегать межрасовых связей. Их кровь принадлежала не им, а немецкой расе - прошлому, настоящему и будущему - и через нее они обретут вечную жизнь.

Авторитарные системы носят религиозный характер. Сюда входит преклонение перед высшей властью и отказ от границ личного эго ради чистоты. Цель – вечная жизнь, возрождение и искупление. Квазирелигиозный характер восхождения Гитлера к власти описан в «Темной харизме Адольфа Гитлера» (2012) историком Лоуренсом Рисом: «Орды немцев, которые шли - почти как паломники – на поклонение к Гитлеру к его дому в Берхтесгадене; тысячи личных петиций, отправленных Гитлеру в канцелярию Рейха; псевдорелигиозная иконография Нюрнбергских митингов; тот факт, что немецких детей учили, что Гитлер был «послан Богом» и был их «верой» и «светом»; все это говорило о том, что Гитлера считали не обычным политиком, а, скорее, пророком, одаренным милостью небес.

Имея это в виду, пора обратиться к монографии Фрейда «Будущее иллюзии» (1927). Хотя в значительной степени она посвящена психологии религии, ошибкой будет игнорировать ее политический контекст и содержание. Ни один еврей в «Красной Вене» в 1927 году (в этом году, кстати, состоялся первый митинг Гитлера в Нюрнберге) не мог не быть обеспокоен разрастанием политического антисемитизма. Годом ранее Фрейд сказал: «Мой язык - немецкий. Моя культура, мои достижения - немецкие. Я считал себя немецким интеллектуалом, пока не заметил рост антисемитских предрассудков в Германии и немецкой Австрии. С тех пор я предпочитаю называть себя евреем».

Следуя традициям немецких философов Людвига Фейербаха и Карла Маркса, Фрейд утверждал, что религиозные убеждения - это иллюзии, но у него было свое собственное мнение: различия иллюзии и не-иллюзий, он исходил не из того, являются ли они истинными или ложными, но из их источника. Иллюзии - это убеждения, которые мы принимаем, потому что хотим, чтобы они были правдой. Такие убеждения обычно ложны, но иногда они оказываются правдивыми. Предположим, вы купили лотерейный билет, потому что проснулись утром с убежденностью, что выиграете в лотерею. И предположим, что волей случая вы действительно выигрываете в лотерею. Даже если ваша вера в то, что вы выиграете, была верной, она все равно будет считаться иллюзией Фрейда.

Самые убедительные иллюзии зовутся заблуждениями. Заблуждения - это иллюзии, которые являются ложными и не поддаются рациональной оценке из-за силы желаний, которые их подпитывают. Религиозные убеждения - это яркие примеры иллюзий Фрейда. Они, писал он, «отображают самые старые, самые сильные и самые безотлагательные пожелания человечества. Секрет их мощи заключается в силе этих желаний».

Желания, лежащие в основе религиозных убеждений, связаны со стремлением избавиться от людской беспомощности. Мы уязвимы перед силами природы, болезнями, стихийными бедствиями и, в конечном счете, смертью, а также действиями других людей, которые могут навредить нам или убить. Осознав свою беспомощность, мы словно переносимся во времени назад, вспоминая о полной беспомощности, которую мы испытали в младенческом возрасте, - нашей ужасной зависимости от взрослых, которые заботились о нас (или не заботились). Религиозные люди преодолевают чувство своей беззащитности, цепляясь за иллюзию могущественного божества-защитника, которое подарит им загробную жизнь.

Существуют четкие связи между анализом религиозного импульса Фрейда и психологическими силами в политической сфере. Политика – тоже ответ на человеческую уязвимость. Наши глубочайшие надежды и страхи делают нас восприимчивыми к политическим иллюзиям. С этой точки зрения авторитарные политические системы строятся по подобию монотеистических религий. Как и сам Бог, вождь всеведущ и всемогущ. Его слова определяют горизонты реальности. Его нужно восхвалять и умиротворять. Его враги по определению в союзе с силами зла. Сладкое обетование небес может существовать лишь рядом с угрозой ада, и для спасения требуется что-то, от чего нужно спасаться, даже ценой аскетизма, страданий и - в случае религиозных мучеников - пыток и смерти. То же самое касается авторитарного политического дискурса.

Информационная служба 7days.us

 
 
 

Похожие новости


Газета «7 Дней» выходит в Чикаго с 1995 года. Русские в Америке, мнение американцев о России, взгляд на Россию из-за рубежа — основные темы издания. Старейшее русскоязычное СМИ в Чикаго. «7 Дней» это политические обзоры, колонки аналитиков и удобный сервис для тех, кто ищет работу в Чикаго или заработки в США. Американцы о России по-русски!

Подписка на рассылку

Получать новости на почту